Кирилл Павлов – биография, фото, личная жизнь, книги, проповеди, пророчества

Среди старцев последних времен выделяется фигура архимандрита Кирилла (Павлова). Полвека батюшка духовно окормлял братию Троице-Сергиевой лавры. Был духовным наставником трех русских патриархов, сменявших друг друга. Приезжающим к нему за советом и помощью людям он открывал целую вселенную духовного мира.

Отец Кирилл прошел большой жизненный путь. Он воевал, начиная от Сталинграда. В послевоенные годы пошел в духовную семинарию, затем в академию, и после в Троице-Сергиеву лавру. Стал духовником не только последней, но и огромного количества духовенства, епископата, в том числе и трех российских патриархов.

Кирилл Павлов: биография

Кирилл (Иван) Павлов – архимандрит, духовник патриарха Алексия II и Троице-Сергиевой лавры. Старец почитаем Русской православной церковью и обществом.

Кирилл Павлов в 2021 году

Осенью 1919 года родился Иван Дмитриевич Павлов. Мужчину сейчас знают как архимандрита Кирилла. Родители священнослужителя происходили из крестьян. Павловы проживали в небольшой деревушке Маковские Выселки, расположенной на территории Рязанской губернии. С детства юноше прививали любовь к вере, к Богу.

В 12 лет родители решили отправить парня в город Касимов, для завершения образования. Все дело в том, что в деревне, где проживали Павловы, отсутствовала семилетняя школа. С Иваном Дмитриевичем поехал и брат, который негативно отзывался о религии. Атеизм в те годы распространялся среди жителей больших городов.

Портрет Кирилла Павлова

В 1934 году Иван Павлов поступил в Касимовский индустриальный техникум. После получения диплома, в 1938 году молодого мужчину принимают на работу на металлургический комбинат, расположенный в городе Катав-Ивановске. Но долго трудиться на предприятии не получилось. Ивана Дмитриевича призвали в армию.

Деревенского парня отправили на Дальний Восток. Армейская служба оказалась непростой для Павлова. Молодой человек прошел Великую Отечественную войну, защищал Сталинград в качестве командующего взвода, вел бои рядом с венгерским озером Балатон. Победу встретил в Австрии. Документы о демобилизации лейтенанта пришли в 1946 году.

Кирилл Павлов

Биографию Ивана (Кирилла) Павлова следует делить на два этапа: до и после войны. Во время военных действий молодой человек вновь вернулся к вере. По возвращении домой парень принял монашеский постриг. О семье Павлов не забывал. Каждый год приезжал к родственникам в деревню, а позже — в село Маково, где похоронили родителей, сестер и брата.

Пророчества

Предсказания старца в основном связаны с будущим России. Он предвидел, что до прихода Антихриста, осталось совсем немного времени. Духовные чада и другие верующие его часто спрашивали о природе ИНН, что это и нужно ли этого бояться?

Интересно! Старец считал, что такое явление современной жизни, технического прогресса как ИНН, электронные паспорта еще не являются печатью антихриста. Но это уже первые предвестники грядущих испытаний для всех верующих.

За ними придут новая система учета и контроля над людьми — чипы, вживляемые внутрь тела, под кожу. Такие устройства уже получат доступ к физической системе человека и смогут влиять на его душу (психику), подчиняя ее своему контролю.

Архимандрит Павлов считал, что уже сейчас, на этом этапе, нужно отказаться от принятия новых документов, сохранив возможность пользоваться документами старого образца. Такого права для верующих необходимо добиваться на государственном уровне. Если этого не сделать, в будущем будет намного труднее сохранить верность Богу.

Монашество и служение

Отец Кирилл отправился в семинарию сразу после армии. Приехав в Москву, мужчина уточнил у служителей Елоховского собора, где располагается духовное заведение. Оказалось, что ближайший объект находится в Новодевичьем монастыре.

Кирилл Павлов в молодости

В военной форме Кирилл Павлов отправился в семинарию. Отец Сергей Савинских с распростертыми объятиями принял нового служителя и предложил изучить программу испытаний. Завершив обучение в Московской духовной семинарии, приступает к учебе в Московской духовной академии. По официальным данным, архимандрит выпустился в 1954 году.

В августе того же года принял постриг в Троице-Сергиевой лавре. Служил пономарем. Через 16 лет получил назначение на должность казначея. А в 1965 году стал духовником монашеской братии. Тогда же Кирилла Павлова возвели в сан архимандрита.

Умерла внучка академика Павлова: она была последним человеком, кто помнил Ивана Петровича живым

Мария Владимировна (в центре) в рязанском музее Павлова.

Фото: Личный архив

Не стало родной внучки академика Ивана Павлова. Мария Владимировна Соколова была последним человеком в мире, кто видел Ивана Павлова живым.

Всю жизнь Мария Владимировна Соколова проработала детским психиатром. О том, чья она внучка, предпочитала не рассказывать: «Раньше не принято было хвастаться родственниками». Она жила, как все и работала до последнего. Несколько лет назад сломала шейку бедра и после этого уже не вставала с кровати. Именно тогда дочь Катя, замечательный художник, позвала нас поговорить с мамой.

Ей было всего пять лет, когда ушел дедушка. Но несмотря на это, многие подробности из детства она помнила в деталях. Да и сама, несмотря на преклонный возраст и болезнь, удивляла живостью ума. Признавалась: «Это у нас семейное».

Одно из первых детских воспоминаний — они с дедушкой в машине, едут в Колтуши, научный городок. Маленькая Маша сидит у него на коленках, гладит тяжелый набалдашник дедушкиной трости и называет на память все улицы по дороге. Довольный дедушка смеется. Он восхищался памятью младшей внучки.

Мария Владимировна в молодости.

Фото: Личный архив

— Я работала «навигатором» у дедушки, — шутила Мария Владимировна.

Ее воспоминания носили детский и от того трогательный характер.

Например, рассказывала, что Павлов больше любил кошек, чем собак и просто обожал конфетки барбарис. После обеда он ложился на диван, бабушка ставила перед ним тарелку барбарисок. Академик сосал конфетки и мастерил из фантиков бумажных петушков. Наделав стаю, выставлял друг за другом вдоль спинки дивана и звал внуков, полюбоваться на «курятник». Помнила она и то, что дедушка любил все английское, что до смерти дедушки они часто ездили на поезде в Финляндию, а в коридоре дома всегда стоял собранный чемодан на случай внезапного отъезда.

Еще одно воспоминание из детства — о том, как бабушкина двоюродная сестра Наталья вывела на даче цыпленка Мориса. Она держала куриное яйцо под мышкой — и из него вылупился птенец.

Очень умный, совершенно ручной петушок. Моринька долго потом жил на чердаке у Натальи. А вот сама женщина не пережила блокаду.

Во время одной из встреч Мария Владимировна призналась в главном страхе свой жизни. В детстве ее чуть не убил дедушкин шимпанзе Рафаэль.

В лаборатории Колтушей обитали два шимпанзе: Рафаэль и Роза. Они были очень умными: умели гасить огонь водой, гребли веслом на плотах. Роза, как с ребенком, нянчилась с куклой, подаренной Машей. А когда она умерла от чего-то, Рафаэль затосковал и стал впадать в бешенство.

Мария Владимировна в молодости.

Фото: Личный архив

— Когда он вырывался, по всему городку объявляли: «Рафаэль на свободе», а люди прятались по домам, — рассказывала Мария Владимировна.

В деревне его боялись больше, чем Годзиллу.

В один из таких моментов девочка с воспитательницей не успели спрятаться и разъяренная обезьяна накинулась на них. Воспитательница заслонила собой ребенка и на глазах у маленькой Маши Рафаэль повалил женщину и ударил так, что выбил ей зубы…

Может быть, этот случай и пережитый страх предопределил выбор будущей профессии Марии Владимировны. Она работала с детьми, пережившими насилие.

Когда началась война, Рафаэля по Ладожскому озеру эвакуировали в Казань. Он был очень ценен для науки. В Казани, в кабинете физики жила и Маша, вместе с отцом, матерью и сестрой.

Иван Павлов с семьей. Две девочки на фотографии — внучки академика. Старшая Мила, любимица Ивана Петровича и младшая Мария, любимица бабушки Серафимы

Фото: Личный архив

Ивану Павлову было 86 лет, когда он умер. Внучке был 91 год. Она понимала, что уходит, но и перед концом не растеряла блестящей памяти, гостеприимства и чувства юмора. Любила, когда к ней приходят на чай и приносят сладенькое. Любила свою дачу. «Строила» веселого пуделька Ричика. И даже попросила дочку, чтобы та собрала хороший помин и раздала друзьям заранее, до того, как Марии Владимировны не станет.

Как и ее дедушка, в жизнь после смерти она не верила:

— Там нет ничего. Поэтому, если и делать, то здесь и сейчас. Второго шанса не будет, — говорила она.

Светлая память.

Духовник патриарха

Вскоре Кирилл Павлов вынужден был переехать в Переделкино. Такие изменения в жизни архимандрита произошли из-за назначения на должность духовника патриарха Алексия II. Несмотря на это, старец посещал лавру для духовных наставлений монахов.

Кирилл Павлов в Троице-Сергиевой лавре

Духовника наградили орденами Святого Князя Владимира и Преподобного Сергия Радонежского. Павлов предпочитал в свободное время писать проповеди и поучения. Молодые монахи, которые принимали постриг в Троице-Сергиевой лавре, учились у архимандрита любви к Богу.

Детство и юность

Семья маленького мальчика проживала в Рязанской губернии, в небольшой деревеньке под названием Маковские Выселки. Родители Ивана были глубоко религиозными людьми. С малого возраста они прививали сыну любовь к Богу.

Когда мальчику исполнилось 12 лет, его вместе с братом отправили учиться в город Касимов. В родном селе невозможно было получить семилетнее образование. Не было такой школы, а обучение продолжить нужно было. Сопровождал Ивана Дмитриевича родной брат, который очень отрицательно относился к религии. В больших городах в это время в моде было безбожие.

Когда мальчику исполнилось 15 лет, Иван Павлов сдал вступительные экзамены и был зачислен в индустриальный техникум Касимова.

В 1938 году молодой человек окончил учебное заведение и получил диплом. Далее он пошел работать на металлургический комбинат в Катав-Ивановске. Устроился он на должность технолога. Вскоре Ивана Дмитриевича призвали на воинскую службу.

Простого крестьянского паренька послали служить на Дальний Восток. Не очень просто служилось в войсках молодому парню. В последующем Иван прошел всю Великую Отечественную войну, отстаивая Сталинград в лице командующего взвода. Участвовал в ужесточенных боях около венгерского озера Балатон.

Большой праздник, День Победы, Иван встречал в Австрии. Увольнение из армии было оформлено в 1946 году.

Смерть

В декабре 2003 года у старца диагностировали инсульт. Пожилого мужчину парализовало, из-за чего возможности передвигаться или разговаривать архимандрит был лишен. Наместник Свято-Данилова монастыря Алексий заявил, что здоровье Кирилла Павлова значительно ухудшилось, но мужчина продолжает молиться.

Похороны Кирилла Павлова

В течение 14 лет старец боролся с недугом, но пожилой возраст взял верх. 20 февраля 2021 года сделали официальное заявление, в котором значилось, что архимандрит Кирилл Павлов скончался после продолжительной болезни. Это случилось в Патриаршей резиденции, которая находится в Переделкино. Похороны духовника прошли в Троице-Сергиевой лавре.

Ко дню Ангела о. Кирилла: с Богом умирать не страшно. Военные годы архимандрита Кирилла (Павлова)

Даже когда недвижимый батюшка находился в своей особой келейной неотмирности, в какую погрузил его затянувшийся недуг, война, мысли о ней не покидали его. То необходимо было вспомнить название городка, где он лежал в госпитале со вторым ранением, то воскресшая в памяти страшная картина гибели подорвавшихся на мине однополчан надолго лишала его сна и покоя.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

Война не уходит из жизни поколения, на чью долю выпало вкусить сполна ее тягот и испытаний. Она сопутствует им не только чередой былых событий личной и общенародной судьбы, трагическим наследием памяти – она стала экзистенциальным нервом всей жизни. Война стирает с лица земли города, уничтожает памятники мировой культуры, приводит к демографическому кризису целые народы, принося в жертву миллионы человеческих жизней. Она меняет глубины самосознания у тех, кто все перенес и, по счастью, остался в живых.

Отец Кирилл (Павлов) тоже остался жив, и жизнь его обрела новую наполненность. В некотором смысле война стала отправной точкой его внутреннего обновления, практически первым опытом его глубоких религиозных переживаний. После окончания в 1939 году Касимовского индустриального политехникума их только двоих – батюшку и еще одного его сокурсника – распределили на Урал, на завод в г. Катав-Ивановск, откуда он вскоре был призван к действительной службе в армии и направлен еще дальше – во Владивосток. И когда началась Вторая мировая, почти все ребята одного с ним года выпуска и призыва, оказавшись на огненном рубеже (Брест, Смоленщина, Украина…), погибли в первые дни войны.

А тот, самый первый – роковой день 22 июня отец Кирилл помнил в подробностях. Их часть перевели тогда из Барабаша в приморский городишко Шкотово. Где-то неподалеку – залив Петра Великого с потрясающими, как говорили, приливами и отливами, множеством чаек, цапель и прочей летающей живности. Вдвоем с парнишкой из своего батальона они взяли увольнительную и отправились посмотреть местные красоты. Дойти до залива не успели. Обратила на себя внимание какая-то необычная для воскресного дня суетливость шкотовцев, беготня, многолюдье в городке. Встретили кого-то из своей части: «Ну, братки, войну нам Германия объявила! Война, братки!» Бегом в часть. А там то же самое – суета, переполох, все строятся. По радио – обращение Молотова… Из Шкотова – передислокация к Маньчжурской границе. Армия окапывается, запасается топливом, продуктами, и с 22 июня по 18 октября – жизнь в землянках, в ожидании нападения японцев.

Родным – матери, отцу, сестрам и брату – батюшка пишет часто. Родных своих, по его собственному признанию, отец Кирилл очень любил, но демобилизация, ожидаемая в сентябре, теперь была уже неосуществима, и предстояли долгие четыре года разлуки. Разлуки и переживаний – немец дойдет до Михайлова.

В октябре их 4-я Армия отправляется, в конце концов, по зеленому семафору на Волховский фронт. Солдатские завтрак, обед, ужин – три краткие остановки, – и поезд мчится дальше. Прибыли дней за десять… Был, правда, один простой на этом скоростном пути, вспоминал батюшка, – первый знак войны, первая зловещая от нее весть – разбомбленный мост под Шуей, где составу пришлось стоять несколько часов. В районе Тихвина (станция Хвойная) – приказ срочно покинуть состав и скрываться в лесу… И вот в 3-4 часа ночи, едва только успели отойти от вагонов, как налетевшие немецкие бомбардировщики в щепки разбивают порожняк. Долго сырыми болотистыми местами шли через лес…

Войну отец Кирилл начал в инженерно­саперном батальоне. Затем – первое ранение в левую ногу, у станции Малая Вишера (по Николаевской железной дороге), когда их роту послали рыть землянку для командира дивизии. Во время перестрелки пуля прошла ниже коленной чашечки, как бы сбоку. Батюшку отправили в батальонный госпиталь. И в эту же ночь их батальон получает приказ разминировать минное поле. Из четырехсот человек живыми вернутся только пятнадцать.

В этом же 42-м году, в апреле – ранение в левую руку. До сих пор виден крестообразный след на ладони под мизинцем и безымянным. Но в госпитале, в г. Кай, пришлось пролежать почти два месяца. Перед этим ранением был еще один случай. Снаряд упал рядом с воронкой, в которой оказались он и еще несколько человек, не успевших укрыться в окопе. Снаряд уничтожил всех обитателей окопа, а их, не успевших, только засыпало землей. Сколько таких «обыкновенных» чудес знает история Великой войны? Случаев, многим перевернувших душу, заставивших обратиться к Богу.

Воспоминания отца Кирилла о войне не содержали в себе абсолютно никакой геройской бравады, никакой патетики победителя. Это всегда было либо сдержанное повествование о суровых армейских буднях с изнуряющими многодневными походами, когда бойцы валились с ног от усталости и спали у костров так крепко, что на них прогорали шинели; либо полушутливый, но не менее драматичный рассказ о приездах «вошебойки» и выданных на человека всего­-то по одному ковшу теплой воды для мытья. От вшей не было никакого спасения, а «вошебойку» их часть видела только дважды за всю войну. Ни о каких банях не было и речи. Мечтали отдохнуть и выспаться.

Иван Павлов – студент МДА. 1952-1953 гг.

О своей религиозной жизни батюшка много не распространялся. Рассказывал только, что всегда, когда выдавалось время, стоя и лицом на восток читал полушепотом в окопе «Отче наш». «Не смеялись, батюшка, над вами? Ведь такое не приветствовалось…» – спрашивала я. «Да как­-то не смеялись, напротив – относились с уважением». Из тех же соображений скромности или, если хотите, внутренней этики – он всегда уклонялся от ответа на расспросы о воинском звании, о наградах. Впрочем, об ордене Отечественной войны мы знаем наверняка. И догадываемся об офицерском звании.

Охотно делился отец Кирилл основным своим на то время переживанием: «Зачем эта страшная война и такие жертвы? Почему с нами случилось такое?» Эти мысли неотступно тревожили его, заставляя искать ответа и объяснений. Снежные окопы под Сталинградом… Холод и ледяная тишина, когда нельзя было ни развести огонь, ни шелохнуться, чтобы не привлечь внимание противника… Чуть теплую похлебку привозили, уже когда совсем темнело, и она остывала окончательно, пока боец бегом нес ее в окоп в своем котелке.

– Спирт-то давали, батюшка, для сугрева? – бойко интересовалась я.

– Давали… Только я не пил, отдавал его другим… И махорку тоже, – скромно отвечал отец Кирилл.

Вот из тех сталинградских окопов – его застуженные, покрытые рубцами легкие и этот надсадный изнуряющий кашель, который мы слышали изо дня в день пять лет, что батюшка лежал парализован. Эти ослабленные войной легкие то и дело угрожали плевритом, двусторонней пневмонией, роковым повышением температуры. Они словно вражеские снаряды Второй мировой – были готовы враз лишить жизни… Но Бог миловал, хранил, и чудо Жизни Всепобеждающей продолжалось.

Историю с найденным Евангелием о. Кирилл рассказывал охотнее какой-либо другой, и ее многие знают. Ночной караул в освобожденном Сталинграде… Жуткая картина совершенно вымершего, превращенного в руины города. На улицах – завалы трупов. «Хоть бы какая птичка пролетела, кошечка бы какая мяукнула – ни звука, ни души!» – вспоминал батюшка. И вот тут, среди этого поражающего воображение зрелища – апофеоза смерти, перед которым картины Верещагина кажутся невинной безделицей, и приходит в его жизнь Христово Евангелие… Найденное среди обломков, обгоревшее, отсыревшее, с оборванными листочками. Драгоценное!

Мы, видимо, никогда не сможем постичь душевно­духовных переживаний людей, испытавших кошмар коллективизации, тотальный страх перед арестами близких, горе войны. Опыт этот исключителен, и мыслимо ли его постичь? Архимандрит Иоанн (Крестьянкин), насколько я знаю, говаривал, что никогда так, как в ссылке, больше не молился… И что творилось в душе 23-летнего отца Кирилла, когда он листал тонкие странички поистрепавшегося среди пожарищ и бомбежек Евангелия? Сам батюшка признавался, что получил словно живительный бальзам: «Мне все стало понятно тогда… Война была следствием нашего богоотступничества».

Теперь он был совершенно счастлив. С Богом и умирать не страшно… Он наслаждался чтением, пока их часть отдыхала в Павлограде, но совсем скоро ему предстояло кротко, но с твердостью отстаивать свою новую жизненную позицию… Наряду с другими, отличившимися в Сталинградском сражении, батюшке надлежало вступить в ряды КПСС… Таково было время. Об их желании никто и не спрашивал. Отцу Кириллу пришлось самому заговорить о том, что членство в партии для него неприемлемо по религиозным соображениям.

– Что-о?! Заелись! Бога выдумали! На передовую у меня пойдешь! Автоматчиком! – кричал разъяренный политрук. Кто-то из начальства «прорабатывал» батюшку вкрадчиво, просили даже показать, какую такую книжку он нашел, но простосердечный юноша друга не выдал – книжку не показал: «Они бы сразу отняли ее у меня!» Кто-то просто брал на испуг, стращал, поднимал крик. В танковый корпус он таки попал, правда, там махнули рукой – своих «религиозников» полно.

Был еще Тамбов Проповедь в битком набитом приходском храме, которая произвела на батюшку огромное впечатление. Священник (о. Иоанн, будущий епископ Иннокентий) говорил о покаянии, о необходимости приблизиться к Богу. Люди плакали, все как один, многие – в голос. Тогда и почувствовал отец Кирилл желание стать священником.

Когда проходили Румынию, Венгрию, Австрию, и стало очевидным, что война завершается, – возник даже помысл об Афоне, видимо, была у людей возможность в общей тогдашней неразберихе кардинально поменять жизнь и переправиться в другую страну. Но это непременно расценилось бы как дезертирство, и страшно было подумать о судьбе родных. А уж им бы пришлось поплатиться.

И первое, что сделал отец Кирилл после Победы – отправился в своей фронтовой шинельке в Москву, в Елоховский собор – спрашивать, где учат на священника.

Монахиня Наталия (Аксаментова)

Источник:

Виноград: правосл. образоват. журн. № 3(23), май-июнь. М., 2008.
22 июня 2021 Поделиться

Память

Эпистолярный жанр старец не обходил стороной. В списке произведений отца Кирилла несколько книг, в том числе «О смысле жизни». В труде отразились мысли и наставления архимандрита, ответы на вечные вопросы. В книге «Проповеди» старец рассказал о жизненном пути, стремлениях, Великой Отечественной войне.

Духовник постоянно писал. Павлов отправлял письма, содержащие назидания, наставления и поздравления, знакомым архиереям, мирянам, священникам и малознакомым гражданам. Нередко старец делал пророчества и предсказания. Кирилл считал, что к власти в России придет Антихрист, который принесет немыслимые испытания стране.

На фото архимандрит предстает умудренным опытом мужчиной. Из постоянных атрибутов у старца присутствовала длинная седая борода. Кирилл Павлов был общительным человеком. Дружил с монахами, политиками, военнослужащими. О жизни духовника сняли фильмы. В их числе – «Старцы. Архимандрит Кирилл (Павлов)», транслируемый на телеканале «Культура».

Сочинения и проповеди

Не перечесть всех тех, кто обращался к отцу Кириллу. Он насыщал их сердца радостью и оптимизмом. Число их — вся святая Русь. Батюшка являлся духовником многих архиереев РПЦ, настоятелей (-ьниц) монастырей, монахов и монахинь, а также множества мирян.

К нему приезжали не только из России, но и из многих других стран. Сегодня, с каждым днем, все более ценными становятся воспоминания о встречах с батюшкой, его напутствия и советы.

Наставления батюшки были всегда очень просты, доходчивы, потому что шли не от книг, а диктовались богатым жизненным и духовным опытом. Целью христианской жизни старец называл стяжание Духа Святого, то есть благодати Божьей. Большинство его поучений записано в эпистолярном жанре.

Он писал много писем своим духовным чадам: архиереям, рядовым священнослужителям, монахам, мирянам. Его проповеди собраны в нескольких печатных сборниках, выпущенных под его именем:

  • «Ищите прежде царствия Небесного»;
  • «Время покаяния»;
  • «Похвала Божьей Матери»;
  • «Проповеди».

Старец написал вступление к книге о маршале Жукове, написанной его дочерью Марией Жуковой «Маршал Жуков — мой отец». В 2012 году вышла книга о самом старце Кирилле под редакцией протоиерея В. Кузнецова «Старец архимандрит Кирилл (Павлов)». В ней собраны рассказы очевидцев о знаменитом старце, воспоминания о нем.

Пророчества старца

Беседы верующих прихожан со старцем сводились к тому, что его спрашивали о будущем. А воспринимали ответы архимандрита Кирилла Павлова как пророчества. Старец очень серьезно относился к таким диалогам. Монахини вели записи, некоторые вещи передавали от одного к другому.

архимадрит Павлов на службе

Монахиня Феофилакта очень беспокоилась за судьбу Урала. Что китайцы смогут завладеть им. Своими переживаниями она поделилась со старцем Кириллом. На это он ответил, что китайцы получат сапогом, как немцы в свое время в России. Никогда уральская земля не будет принадлежать другому государству.

Много вопросов задавали отцу Кириллу о новой войне и тяжелых временах. На что получали ответ, что в любое время могут возникнуть военные действия. Возможен голод и запасы должны быть, они не помешают.

Старец благословлял на то, чтобы иметь дом и землю на трудное время.

Одному прихожанину Старец настоятельно советовал трезвиться. Это значит реально оценивать ситуацию. Возможно, предстоят скорби, и принимать их нужно безропотно. Вот такие ответы люди считали пророческими.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: