Проклятие монахини — смысл, обсуждение и объяснение концовки

Концовка «Проклятия монахини» оказалось самой шокирующей из всех фильмов франшизы «Заклятье». Финал фильма ссылается на оригинальную картину цикла, открывая давнюю, мрачную связь. Подобные привязки стали традицией франшизы. Например, «Аннабель» направила куклу к Эду и Лоррейн Уоррен (Патрик Уилсон и Вера Фармига), а приквел «Аннабель: Зарождение зла» привел прямо к заглавной сцене первого фильма. Но «Проклятие монахини» напрямую связано с родительской франшизой — фильм представляет Валака как главного злодея.

Злая демоническая сила, известная как Валак, впервые была показана в «Заклятие 2». Чаще всего его видели в образе призрачной монахини. В сиквеле Джеймса Вана в 2021 году этот демон задумал убить Эда Уоррена, чтобы усмирить Лоррейн и сделать девочку-подростка частью реальной жизни Энфилда. К счастью, Уоррен назвал свое имя и Лоррейн оказалась в состоянии изгнать Валака в ад. В «Аннабель: Зарождение зла» было показано, что Монахиня ранее обитала в румынском монастыре — в сцене после титров имелся жирный намек на продолжение.

«Проклятие монахини» исследует происхождение Валака и его призрачной формы. Фильм Корина Харди рассказывает об отце Берке и сестре Ирен — двух посланниках Ватикана, которые расследуют самоубийство монахини в Румынии. Быстро становится очевидным, что в монастыре происходит что-то таинственное. Конечно, зрители уже знают, что обычно ждет тех, кто встречается с Валаком. Но даже опытные фанаты не догадывались, что раскроется в финале «Проклятия монахини».

Происхождение Валака и Монахини

Проклятие монахини - концовка

Из «Заклятья 2» мы узнали, что Валак — демон из ада. Его полное имя — Валак, Осквернитель, Профан, Маркиз Змей. «Проклятье монахини» раскрыло более подробную историю происхождения этого монстра.

Как поведала сестра Оана (или, скорее, ее призрак, воссозданный Валаком), в темные века герцог Сент-Картский попытался использовать монастырь, чтобы открыть врата в ад и распространить по Земле несказанное зло. Это зло было Валаком, который почти прорвался в наш мир, но католическая церковь убила герцога и запечатала портал, используя настоящую кровь Христа (что-то похожее на Святой Грааль).

Кстати, пока не забыли. В Сети сейчас не так много ресурсов, которые ведут толковую аналитику по фильмам и сериалам. В их числе — телеграм-канал @SciFiNews, авторы которого пишут годнейшие аналитические материалы — разборы и теории фанатов, толкования послетитровых сцен, а также секреты бомбических франшиз, вроде фильмов MARVEL и «Игры Престолов». Подписывайтесь, чтобы потом не искать — @SciFiNews. Однако вернемся к нашей теме…

По ходу сюжета «Проклятья монахини» мы видим истинный облик Валака, который также был описан в книгах, упоминаемых отцом Берком — это черная демоническая фигура, похожая на демонов из цикла «Аннабель».

Однако чаще Валак принимает облик Монахини, чтобы влиться в жизнь монастыря. Не совсем понятно, почему демон остается в этой форме, когда пытается выйти во внешний мир. Возможно, это связано с тем, что Валак питается страхами, а зловещую монахиню в округе боятся очень многие.

Валака выпустили во время Второй мировой войны, когда бомбы повредили аббатство и сломали печать, которая удерживала демона. С тех пор монахи круглосуточно молились, чтобы удержать зло. В конце концов, однако, их старания были прерваны, Валак был освобожден и все сестры были убиты. Это и привело к событиям, которые были показаны в фильме.

Рецензии

Думаю мало кто будет спорить с тем, что одним из главных трендов современного кинематографа является построение «единой кинематографической вселенной». Заразившись подобным на примере успеха экранизаций комиксов Марвел, всё больше и больше студий пытается построить свою вселенную. Порой еще задолго до выхода первой ленты на экраны и порой с натяжкой привязывая абсолютно самостоятельные фильмы друг к другу как в случае с «Кловерфилдом». Кинематографическая вселенная Заклятия начатая некогда Джеймсом Ваном безусловно является одной из самых успешных и интересных среди них. Очередным шагом её развития и стал данный фильм режиссера Корина Харди

. Сюжет данной ленты развивается в Румынии середины прошлого века. После целой цепочки ужасных событий и «финального аккорда» в лице самоубийства одной из монахинь, Ватикан решает отправить в отдаленную церковь отца Бёрка и сестру Ирен. Не только, что бы разобраться, что же происходит в священных стенах церкви, но и что бы узнать, является ли это место священным до сих пор. Уже который год «Кинематографическая вселенная Заклятия» придерживается достаточно интересной и необычной практики. Мельком продемонстрировать «на вторых ролях» очередного демона и зла. Что бы потом, посвятить ему целый самостоятельный фильм и раскрыть его в сольнике. Данный фильм не исключение. Однако после весьма многообещающего и перспективного эпизодического дебюта в сиквеле «Заклятия», Валак к сожалению получил далеко не столь впечатляющую реализацию. Безусловно одним из главных недостатков картины является сценарий. Кто бы и что бы не говорил, предыдущие фильмы вселенной охотно подкупали плотной взаимосвязью и действительно интересными историями. Чего к сожалению в данной ленте нету. Не смотря на камео Уорренов в начале и в финале ленты, которое создаёт видимость единой вселенной, данный фильм режиссера
Корина Харди
стоит особняком. Более того, сценарий ленты получился откровенно простым, примитивным и скучным. Создатели ленты явно «исписались» и не стали мучить себя при написании текста. На мой взгляд, тупо скопировав все мыслимые и не мыслимые штампы и клише жанра, а также весьма грубо сшив их на экране. Оставив не раскрытыми не только главных героев, но и самого Валака, огромный потенциал которого на мой взгляд оказался напрочь загубленным. Вопреки мнению большинства зрителей, облагораживает фильм в кое то степени именно режиссура
Корина Харди
. Отметившись весьма не плохим дебютом «Из тьмы»,
Харди
снова показал себя весьма не плохим режиссером. Во многом, это проявляется в атмосфере. В отличии от большинства современных режиссеров, которые ставят зрелище выше атмосферы,
Харди
поступил обратным образом. Картина великолепно выдержана в атмосфере полного и нарастающего напряжения, неубывающего чувства тревоги и роскошного саспенса, мощь которой лишь укрепляют визионерские качества
Корина Харди
, музыка Абеля Коженёвски и отличная операторская работа Максима Александра. Однако как и было описано выше, пострадала зрелищная часть и не удивительно, почему БУ-моменты получились столь скучно и просто поставленными на экране. Весьма интересно то, что одну из главных ролей в картине сыграла юная
Таисса Фармига
, более именитая и старшая сестра которой является одним из «фронтменов» франшизы.
Таисса
заметно проигрывает своей более именитой сестре
Вере Фармига
. Однако весьма не плохо играет на протяжении всей ленты. Немного неоднозначное впечатление произвел
Демиан Бишир
. Казалось бы,
Бишир
сыграл не плохо. Однако зная другие роли актера, невооруженным взглядом видно, что актер по каким то причинам не выложился на все сто процентов. Нельзя не отметить самого Валака, которую весьма впечатляюще воплотила на экране
Бонни Ааронс
. Жаль, что потенциал одного из самых харизматичных и многообещающих злодеев фильмов ужасов оказался загублен именно сценарием.
5 из 10 Проклятие монахини – это пожалуй наиболее слабый представитель «Единой кинематографической вселенной Заклятия» на данный момент, который в полной мере погубил из рук вон плохо написанный сценарий. Фактически сведя на нет огромный потенциал данной ленты. Если бы не хоть какие то попытки актеров, а также отличная визуализация и режиссура данной ленты, получился бы из рук вон плохой фильм. Пока же, получился яркий пример картины из серии «посмотрел и забыл».

Как сестра Ирен и ее соратники победили Монахиню

Проклятие монахини - концовка

Большая часть фильма рассказывает о Берке и Ирен, которые исследуют монастырь, чтобы узнать, что произошло. В конце концов они обнаружили правду: как выяснилось монастырь пуст — в нем лишь Валак, который играет с ними. Они также выясняют, что демон ищет нового хозяина. Теперь цель Берка и Ирен — раз и навсегда победить Монахиню.

Метод довольно прост. Третий акт «Проклятия монахини» представляет собой серию ужасных эпизодов, а не сложную схему. Используя свою интуицию, Ирен получает флакон с кровью Христа. В ходе битвы с Валаком с использованием священной крови, демона, как кажется, удается изгнать.

Как появилось письмо?

Это произошло в 1676 году. Однажды женщина проснулась ранним утром, задолго до привычного времени пробуждения. Она с удивлением обнаружила, что ее пальцы перепачканы чернилами, а на небольшом столике лежит письмо.

Пенсионеры изобрели «Бесполезную машину», которую выставили в музее

Для профилактики болезней и еще несколько причин включить острую пищу в рацион

До свадьбы Никиты Джигурды остались считаные дни: он женится на бывшей супруге

Мария была убеждена в том, что не писала его, а крепко спала. Ее не тревожили кошмары, она не чувствовала себя разбитой. Монахиня взяла в руки странное послание и не смогла разобрать в не ни единого слова. На листе либо находился бессмысленный набор символов, либо текст был написан на чужом языке.

Разумеется, она тут же рассказала обо всем другим монахиням. При этом Мария решила, что письмо послано самим дьяволом, который вселился в ее тело во время отдыха. В обители не стали сомневаться в том, что послание написано дьяволом. Его убрали в тайник и отправились на утреннюю молитву.

Как Монахиня завладела Френчи

Проклятие монахини - концовка

После победы над Валаком, трое главных героев хоронят сестер на участке, который окружает монастырь. Однако, когда они уходят из поля зрения, выясняется, что француз (Морис), который намерен выращивать томаты, имеет на затылке отметку в виде перевернутого креста. Это означает, то Валак выжил, захватив нового хозяина. Теперь он, наконец, смог покинуть румынский монастырь!

Этот твист просто шокирует. В последний раз до этого мы видели Мориса, спасающего Ирен с помощью искусственного дыхания «рот в рот». Это вносит смысл в то, что мы видели до этого. В ходе боя Валак захватил Ирен. Она освобождается, когда Морис брызгает кровью. То, что происходит вслед за этим, мы не видим. Появляется Валак, а затем — Френчи. Очевидно, что он стал одержимым. Это объясняет, почему Валак играл с Ирен. Ему доставляло удовольствие убивать ее, зная, что главная цель уже достигнута — это означает, что брызганье кровью было бессмысленным.

Мы не знаем, что дальше произошло с Берком и Ирен, но их вера явно вознаграждается. Скорее всего, мы видим их в последний раз. То же относится и к Френчи.

О сюжете: Или пиши «Бог умер», или получишь «неуд»

Значит, приходит студент на лекцию по философии, готовится послушать умные рассуждения о предельных основаниях Бытия. А тут на кафедру выходит такой бывший Геракл в модном пиджачке, показывает слушателям доску, на которой кривовато выведены синим маркером имена философов и мыслителей: «Фуко, Фейербах, Ницше, Сантаяна, Дидро, Милл, Доукинз, Хомский, Рассел, Брехт, Рэнд, Демокрит, Юм, Камю, Фрейд». И спрашивает: «Что общего у всех этих выдающихся людей?»

Вот уж точно — вопрос с подвохом. Да так-то — ничего общего, абсолютно разные люди с абсолютно разными убеждениями и взглядами. Ан нет, профессор говорит, что общее есть. Мол, все перечисленные мыслители — атеисты. Ну, допустим. Хотя, к примеру, Юм на самом деле был агностиком… Хотя неверие Ницше — совсем не то же самое, что неверие Фейербаха… Хотя не очень понятно, с какого перепуга писательница-философ (очень средняя писательница и слабый философ) Рэнд стоит в одном ряду с великими Дидро и Демокритом… Ну, да ладно. Допустим. И что же дальше?

А дальше профессор высказывается в том духе, что раз все эти замечательные мыслители считали, что Бога нет, значит Его и в самом деле нет. И мы, мол, даже не станем тратить время, чтобы оспорить это утверждение. Поэтому пускай все студенты возьмут листочки бумаги, напишут «Бог умер» и сдадут листочки профессору. А кто не напишет, что Бог умер, тому профессор зачёт не поставит.

Вот такая вот содержательная лекция. «Ребята, перед вами фамилии учёных и писателей, труды которых вы никогда в жизни не читали. Не волнуйтесь, мы и не будем читать их труды, вникать в суть их философских учений. Мы просто возьмём одно утверждение, которое, пусть и в разных формах, высказывали все вышеперечисленные мыслители — и дружно с этим утверждением согласимся». Научный подход, ага. При чём тут философия — непонятно. Всё-таки философия — это одно, а научный атеизм — таки немножечко другое… Впрочем, с научным атеизмом рассуждения профессора Геракла тоже ничего общего не имеют. Потому, что атеист — совсем не то же самое, что воинствующий безбожник. А наш профессор — именно что воинствующий безбожник. Причём довольно безграмотный.

Студент отказывается писать, что Бог умер. И тогда Геракл-профессор вызывает студента на дискуссию. Студент должен — ни много, ни мало — доказать, что Бог есть. А если не докажет, то получит «неуд» по философии и с позором вылетит из ВУЗа. И студент, посомневавшись немного, принимает вызов. И потом, в течение нескольких занятий, он спорит с профессором.

Только «спором» эти разговоры трудно назвать. Если бы сценарист прописал настоящую дискуссию, то фильм был бы интереснее. Если бы сценарист не вставал бы однозначно на сторону одного из спорщиков, то фильм был бы глубже. Если бы сценарист прописал спор беспристрастно и предоставил бы зрителю самостоятельно решать, кто прав, то фильм получился бы глубже. Но сценарист явно и откровенно поддерживает студента, поэтому всячески «подыгрывает» ему.

Френчи и Монахиня были в первом фильме

Проклятие монахини - концовка

В эпилоге «Проклятия монахини» происходит временной скачок до 1971 года. Мы видим, как Уоррены получают первое представление о новых владениях (с участием будущей жертвы Кэролин Перрон). Мы видим, что Валак сделал с Морисом, который теперь представляется, как франко-канадский фермер. Это подводит к событиям «Заклятия» — первого фильма франшизы, вышедшего в 2013 году.

Затем нам показывают видение Лорейн Уоррен, к которой является Валак (то, что раньше было только в воспоминаниях).

Эта сцена соединяет воедино всю франшизу «Монахиня / Заклятие» — начиная с событий в румынском аббатстве и заканчивая подведением Уорренов к событиям «Заклятия 2». Они вступили в контакт с Валаком, а нападение Мориса вызвало у Лоррейн первое из нескольких видений, предвещающих смерть Эда. Демон продолжал присутствовать в их жизни до тех пор, когда в 1976 году не начались события «Заклятия 2», вызвавшие у Лоррейн новые предчувствия.

См. также: Ранние концепты «Проклятия монахини»!

И, кстати, нельзя сказать, чтобы работа опытного вроде бы Максима Александра стала для режиссера подспорьем. Подчас камера сходит с ума, ее начинает ощутимо трясти, как будто оператора сразила простуда и он чихает — а переснимать эти сцены то ли времени не было, то ли бюджета. Смотрится это довольно странно, ведь тот же Александр очень даже недурно отпахал у того же Сандберга.

К исполнителям главных ролей — никаких вопросов.

Вопросов нет к художникам-постановщикам, композиторам и исполнителям главных ролей — Биширу и Фармиге, которые со своими задачами справляются на отлично. А вот к режиссеру, оператору, сценаристу — вопросов достаточно. Однако стоит заметить, что вопросы эти мы, хоррор-фэны, можем задавать по поводу каждого второго фильма ужасов — и на фоне многих «Проклятие монахини» далеко, далеко не так плох, как может показаться, когда мы сравниваем его с другими частями франчайза «Заклятие». Это — на секундочку — уже пятый фильм в серии. А из четырех предыдущих три оказались весьма хороши и лишь один получил не самую лестную критику — первый спин-офф. То есть планка была задрана очень высоко.

В этом смысле «Проклятие монахини» — шаг назад, к первому «Проклятию Аннабель». Шаг в прошлое. Но, быть может, за ним будет два шага вперед? С кассовыми сборами у фильма все замечательно. К тому же если уж что Доберману и удалось в сценарии сделать на ура — так это вывести на сцену новых потенциально «сквозных» героев и связать историю с другими фильмами этой киновселенной.

Copyright © 2009 — 2021 Horrorzone.ru

О других действующих лицах

Есть в фильме и ещё несколько сюжетных линий. В основном, разные атеисты-материалисты раскрывают перед зрителем своё омерзительное нутро: все они, как на подбор, гнусные и мерзкие людишки с полным набором самых отвратительных качеств — глупые, подлые, лживые, жадные, трусливые, хамоватые, беспринципные и бесцеремонные. Только рогов на головах не хватает. Серьёзно: они там то парализованную мать без заботы и ухода оставляют, то девушку любимую бросают, когда она раком заболела, то придут в гости и начнут бесцеремонно глумиться над хозяйкой — за то, что она латыни не знает… В общем, ну типичные атеисты. Прямо — как таких нелюдей земля носит?

Есть пара побочных линий и о христианах. Эти персонажи, наоборот, средоточие всех возможных достоинств — цельные, сильные личности, умные, добрые, справедливые, терпеливые, деликатные. Прелесть, а не люди.

Всё это так наивно, что даже смешно. :-) Вот честное слово, если бы создатели позиционировали фильм «Бог не умер» как «сатирическую комедию» — мы бы хвалили эту комедию взахлёб. Мы бы написали, что никогда ещё не видели в американском кино такого тонкого, изящного, ироничного и умного стёба над всевозможными стереотипами — над типичными представлениями ультраортодоксальных христиан об атеистах, над типичными вульгарными материалистами, прочитавшими парочку глупых брошюр и вообразившими себя на этом основании «великими философами», над человеческой самонадеянностью и ограниченностью…

К огромному сожалению, фильм «Бог не умер» — ни разу не комедия. Эта картина железобетонно серьёзна. И стереотипы там подаются не с целью их высмеять, просто авторы на самом деле именно так представляют себе атеистов, христиан и их «борьбу за умы» простых обывателей.

Картина «Бог не умер» — весьма глупая, однако — как это ни парадоксально — её вполне можно рекомендовать к просмотру. Авторы над стереотипами смеяться не хотят, но ведь зрителям они не могут запретить смеяться.

Резюмируем: фильм «Бог не умер» вполне можно посмотреть разок. Но не вздумайте использовать аргументацию главного героя в публичных спорах с атеистами. Только опозориться можно с такими «аргументами». «Достоевский сказал, что если Бога нет, то всё позволено. А значит — Бог есть». «Нельзя опровергнуть существование Бога, значит — Бог есть». Ну что за глупости? Зачем вообще кому-то что-то «доказывать»? Настоящему верующему не нужны никакие доказательства бытия Божия. Настоящий христианин верует без всяких доказательств, по завету Спасителя: «Блаженны не видевшие и уверовавшие».

Кстати, воинствующим безбожникам тоже невредно посмотреть кино «Бог не умер». Чтобы поучиться у профессора Геракла тому, как НЕ нужно вести дискуссию с христианами. А то многие атеисты, опять же в стиле профессора, считают, что атеистические взгляды — непременно признак большого ума. Может, посмотрят ребята фильм и поймут, что атеизм не делает человека умнее.

О дискуссии: «А ты кто такой?!»

Так, профессор за весь фильм ни разу не оспорил выкладки второкурсника внятно и грамотно. Весь интеллектуальный матч, что называется, «в одни ворота». Оно и немудрено. Студент приводит весьма глупые и затёртые аргументы, но профессор-то свою позицию вообще никак не аргументирует. Да и вообще выясняется, что атеистом Геракл-профессор сделался почти по той же причине, по которой стал атеистом персонаж комедии «Дежа-вю» портье-комсомолец, который в детстве безуспешно «просил у Бога велосипед», а когда не получил желаемого — разуверился.

Так что самостоятельно привести убедительные доводы в защиту своей позиции наш безбожник не может, к помощи философов-атеистов (Фейербаха, Рассела или хоть того же Доукинза) почему-то не прибегает. А посему — «сливает» дискуссию почти всухую. И очень скоро начинает спорить в стиле Паниковского и Балаганова — «А ты кто такой?!» Мол, «как смеешь ты, ничтожный второкурсник, перечить самому Мне — целому научному профессору?!» А потом Геракл и вовсе к угрозам переходит, только что с кулаками на студента не кидается.

Выглядит всё это жалко и неубедительно. Даже удивляешься — и как такого неуча в серьёзном ВУЗе на преподавательской должности держали? Позорище какое-то, а не философ.

Бог не умер, он просто мудак

Дальше ван Дормель делает следующее предположение: если известно, что апостолы были не ахти какими праведными ребятами, то почему бы не только не представить их не безгрешными, но и наделить странными и девиантными характерами. Действительно, если Бог создаёт мир с уродствами, то и божий человек может быть далеко не совершенен. К сожалению или к счастью, но следующую ступень этой мысли режиссёр благополучно перепрыгнул. Эта ступень — предположение о том, что, раз Бог создал человека, он создал всякого человека, значит, всякий человек ему угоден. От этой мысли остался только один мальчик-апостол, совершивший каминг-аут и смену гендера с мужского на женский. Ни одной гейской влюблённости, убедительного трансгендера, необъятно толстого или антирасистского персонажа в фильме не появилось — и слава Богу, потому что вместо съезжания в дискурс тотальной толерантности и социальной актуальности ван Дормель, как безумный шляпник, скачет верхом на абсурдистской логике — вперёд к новым безумным предположениям.

Что, если бы все люди узнали, когда они умрут? Этот вопрос поставил в тупик не одного человека — и заставил изменить свою жизнь тоже многих. Ван Дормель демонстрирует, что на самом деле избавление от этой неизвестности ничего не изменит в ощущении жизненного абсурда. Только прибавит к восхитительной свободе быть, кем хочешь, ещё немного информации. Вообще идея предсказания судьбы, конечно, тоже противоречит схоластический идее свободы человеческой воли — и тем не менее, именно предположение о возможности предсказать дату своей смерти очень наглядно проявляет эту волевую интенцию к свободе. Проведите мысленный эксперимент: отмерьте себе ровно десять минут, сядьте в тишине и попробуйте явственно представить, что ровно через год вы умрёте. Как меняет этот факт вектор вашей устремлённости в будущее? Скорее всего, вы будете двигаться по пути от жизненного автоматизма к реализации сиюминутной воли, которая будет зависеть от вашего возраста, опыта и философских убеждений. Но если вы станете повторять это упражнение часто и регулярно, то уже через несколько лет мысль о смерти и страх конечности жизни поиструтся: останется только свежесть искреннего решения, как распорядиться следующим мгновением жизни в полном соответствии с вашей внутренней волей. Ван Дормель дал отличную визуализацию этому медитативному упражнению в самом начале фильма, и его стоит посмотреть хотя бы из-за этого инцидента.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: