Храм священномученика Владимира, митрополита Киевского, г. Королев


Собор Спаса Преображения на Бору
Фотография из альбома Найдёнова, 1882
СтранаРоссия
МестоположениеМосква
Конфессияправославие
ЕпархияМосковская
Придел(ы)
  • Гурия, Самона и Авива
  • Стефана Пермского
  • великомученика Прокопия
Строительство10 мая 1330 — около 1330 года
Упразднён1 мая 1933 года
Состояниеснесён
Медиафайлы на Викискладе

Собо́р Спа́са Преображе́ния на Бору́
— монастырский собор, располагавшийся в Московском Кремле, во дворе Большого Кремлёвского дворца. Название «на Бору» произошло от окружавших храм хвойных лесов, давших название и самому Боровицкому холму[1]. Снесён 1 мая 1933 года.

Спасопреображенская церковь[ | ]

Первоначальный храм был деревянным и находился на Боровицком холме. Сама история праздника Преображения Господня предполагает наличие горы или холма, поэтому храмы, посвящённые этому празднику, стараются строить на возвышенности[источник не указан 317 дней

]. Стоял он «на том месте, где, по преданию, стояла в чаще бора низкая хижина, в коей спасался отшельник Букал»[2]. Исследователь истории Кремля Александр Воронов упоминает предание, согласно которому князь Даниил Александрович в первый год своего княжения (1272 год) устроил здесь Спасопреображенскую церковь[3].

В 1319 году в Никоновской летописи и Софийском временнике упоминается на Московском Бору монастырь, где около года находилось тело убитого в Золотой Орде князя Михаила Ярославича Тверского. Тело бывшего врага Москвы было положено в соборе в знак единения русских в борьбе с Ордой[3].

Московский кремль во время княжения Ивана Калиты в представлении А. М. Васнецова (1921)

[править] Информация о храме

[править] Общие сведения

  • Священнослужители:
    протоиерей Сергий (Ганьковский) — настоятель
  • протоиерей Феликс (Стацевич) — с 2012 года служит в храме св. Елисаветы
  • протоиерей Александр (Виноградов)
  • иерей Глеб (Козлов)

[править] Особенности

  • В храме хранится икона Священномученика Владимира, содержащая частицы мощей святого, а также фрагмент его мантии[2].
  • При храме действует детский хор, где проводится обучение в младшей (от 7 лет) и старшей (от 13 лет) группах.

Собор Ивана Калиты[ | ]

До набега Тохтамыша[ | ]

Сын Даниила Александровича Иван Данилович Калита, став московским князем, поставил на месте деревянного храма, созданного отцом, четырёхстолпный и трёхапсидный белокаменный собор[4] размером примерно 11 на 11 метров[5]. Собор, заложенный 10 мая 1330 года[2], стал вторым каменным храмом Москвы (первым был построен Успенский). Его освятил митрополит Феогност, и Иван Данилович сделал собор центром нового великокняжеского монастыря, отдав для нужд братии часть своих покоев и переведя в него архимандритию[6] из Данилова монастыря (также основанного его отцом).

Собор этого периода был небольшим, но был богато украшен иконами и оснащён церковной утварью, при этом не был расписан. Сохранились отдельные фрагменты блоков с белокаменным резным орнаментом, которые исследователи относят к XIV веку[7]. Известно, что князь уединялся в нём для молитвы, но храм вряд ли смог бы вместить немногочисленную братию монастыря[3].

По мнению А. А. Воронова, одной из задач этого монастыря стало создание великокняжеской усыпальницы в Москве. Первым архимандритом монастыря стал Иоанн, впоследствии архиепископ ростовский. Он управлял не только монастырём Спаса на Бору, но в его ведении также были Даниловский монастырь, его погост и принадлежавшие ему сёла. Первое захоронение было сделано вскоре после освящения монастыря, когда в 1331 году (возможно 1332 год[3]) умерла супруга Ивана Калиты княгиня Елена[3].

Лицевой летописный свод: В 6848 году преставился великий князь Иван Данилович Калита, внук Александров, правнук Ярославов

В начале 1340 года Иван Калита принял монашеский постриг с именем Ананий, затем принял схиму и спустя несколько недель скончался. Его останки впоследствии были перенесены в великокняжескую усыпальницу Архангельского собора.[3] В 1345 году великая княгиня Анастасия — жена Симеона Гордого выделила средства на роспись собора, работы выполняли мастер по имени Гойтан с греческими и русскими учениками, из которых известны имена Семёна и Ивана[8]. В марте 1345 года она скончалась и была похоронена в этом соборе[3][9]. В 1346 году Иоанн был поставлен в архиепископа Ростовского и архимандритом монастыря становится Пётр.

Наследник Калиты Симеон Гордый по примеру отца уделял много внимания собору и монастырю, в 1350 году он пристроил к собору придел и притвор. Площадь притвора, устроенного с западной стороны, была сопоставима с площадью храма без алтарной части. Это помещение стало первой великокняжеской усыпальницей, в нём совершались все захоронения[8]. Незадолго до смерти, в 1353 году, Симеон, так же как отец, принял монашеский постриг в Спасском монастыре с наречением имени Созонт. Его останки, так же как и останки его отца, были впоследствии перенесены в великокняжескую усыпальницу Архангельского собора[3]. В 1353 году скончались также сыновья Симеона Иван и Семён, митрополит Феогност[10] и архимандрит Пётр; на должность архимандрита монастыря назначается Иоанн II.

В декабре 1364 года в монастыре похоронена Великая княгиня Александра Ивановна, в инокинях Мария — жена Ивана Красного и мать Дмитрия Донского[3][9].

Когда стало ясно, что срок жизни святителя Алексия (Бяконта) подходит к концу, по желанию великого князя Дмитрия Донского в соборе был пострижен в монашество Михаил-Митяй, назначенный на архимандрию в придворном Спасском монастыре[3] на 1375—1377 годы.

После набега Тохтамыша[ | ]

В 1382 году на должность архимандрита был назначен Симеон, но при набеге Тохтамыша в том же году архимандрит Симеон и монахи монастыря были убиты, а храм сильно пострадал. Монастырь был восстановлен ещё при Дмитрии Донском, князь повелел выделять монастырю ежегодно на Спасов день 15 рублей. В апреле 1389 года архимандритом монастыря был назначен Сергий I, который в том же году был переведён в другое место, а его сменил архимандрит Игнатий.

В 1392 году в соборе был погребён первый пермский епископ Стефан. Князья Василий Дмитриевич и Василий Темный жаловали монастырю большие дары. Василий Темный пожаловал монастырю село Клементьево в верховьях реки Дубны, его сын князь Андрей деревни Пушакино и Кисловку с пустошью Бабчино, со всеми угодьями, лесами, лугами и пашнями.

В августе 1393 года в монастыре похоронен 13-летний княжич Иван Дмитриевич[3]. Бывший в монастыре весной 1396 года первый пермский епископ Стефан занемог, 26 апреля скончался и был похоронен в самом соборе, у северной стены, в углу храма[11]. Его мощи, по преданию, хранились открытыми до нашествия поляков на Москву в 1610 году. Потом его мощи были положены под спудом и не были «отпущены» в Пермь, несмотря на неоднократные просьбы жителей Перми[3]. Пока стоял храм, мощи святителя находились в нём, но 1 мая 1933 года церковь Спаса на Бору была снесена[12]. Мощи св. Стефана следует считать утраченными, за исключением тех частиц, которые были изъяты до польского нашествия и сохранились в других храмах.

В марте 1399 года в монастыре похоронена Великая княгиня Мария Александровна, в схиме Фотиния — жена Симеона Гордого[9]. В 1478 году её останки были обретены нетленными[3].

В 1404 году архимандритом монастыря стал Феодосий, а позже в том же году — Матфей, в 1406 году монастырём руководил Илларион, в 1410 — Савва.

4 июля 1452 года в этом соборе совершилось таинство венчания 12-летнего княжича Ивана Васильевича и 10-летней Тверской княжны Марии Борисовны — его первой жены[3]. В 1453—1462 годах монастырём управлял Трифон, впоследствии архиепископ Ростовский. После того, как 13 мая 1462 года он был хиротонисан во епископа Ростовского и Ярославского, его сменил Вассиан, которого в 1467 году также хиротонисали во епископа Ростовского и Ярославского.

Позже, в 1474 году, монастырь возглавлял архимандрит Герман. В 1478 году была открыта гробница Великой княгини Марии Александровны, похороненной в 1399 году и её останки были обретены нетленными. По приказу Ивана III они были торжественно облачены в новые ризы[3].

В 1488 году в Москве произошёл крупный пожар, который повредил собор, великокняжеский дворец и другие постройки монастыря. Этим же годом датируется завершение архимандритии Германа[3].

В 1490 году — во время перестройки Кремля при Иване III монастырь был перенесён на другое место, где был основан Новоспасский монастырь. Древний собор, покинутый монахами, приобрел статус дворцового. 4 февраля 1498 года в соборе венчали на царство Дмитрия Ивановича — внука Ивана Васильевича[3].

Изменения статуса собора привели к тому, что пребывание в нём гробниц Великих князей стало неуместным. В октябре 1508 года Великий князь Василий III «повелел уготовить места и перенести мощи прародителей своих Великих князей Русских» в новый Архангельский собор с указанием правил захоронения[13]:6. Останки Ивана Калиты, Симеона Гордого и Ивана Красного были перезахоронены в некрополе Архангельского собора[3].

Священник Иоанн Колчин

Светское образование высшее, 2006 – РПИ им. Иоанна Богослова

Духовное образование 2021 — Коломенская духовная семинария

Хиротонисан 27 сентября 2015 года епископом Зарайским Константином в Трехсвятительском храме КДС

День тезоименитства 12 августа

Награды2016 – набедренник

2020 — камилавка

Женат, имеет троих детей.

Второй храм[ | ]

Странный город! — говорил я себе, думая об Охотном ряде, об Иверской, о Василии Блаженном. — Василий Блаженный — и Спас-на-Бору, итальянские соборы — и что-то киргизское в остриях башен на кремлёвских стенах…

И. А. Бунин, «Чистый понедельник»

В 1527 году, во время правления Василия III собор Ивана Калиты был полностью перестроен[4], к этому моменту большая часть захоронений была перемещена в великокняжескую усыпальницу Архангельского собора.

Среди москововедов распространено мнение, что собор времён Ивана Калиты к тому времени настолько обветшал, что был заменён новым[3][14].

Об этой постройке можно получить представление из трудов архитектора А. А. Мартынова, который в середине XIX века составлял чертежи храма. После окончания перестройки размеры храма по внешней стене составляли 15 метров в длину (включая с алтарную часть) и 13 метров в ширину. Свод храма поддерживали четыре каменных столба, квадратные в плане, со стороной метр с небольшим, образовывая квадрат под куполом со стороной 3,6 метра с расстоянием в осях приблизительно 4,7 метра. А. А. Мартынов указывает столбы крестчатыми, но нет оснований предполагать, что они изначально были таковыми. Они делили внутреннее пространство на три нефа: центральный имел пролёт 3,6 метра, боковые — по два метра. Эти нефы на востоке завершались тремя алтарными апсидами полуциркульной формы с двумя узкими окнами в центральной апсиде и с одним окном в боковых. Стены, разделяющие апсиды, заканчивались столбами толщиной 0,8 м, отстоявшими на 1,7 м от восточной пары центральных столбов. Иконостас собора находился на линии восточной пары центральных столбов и занимал всю ширину церкви таким образом, что эти столбы были внутри алтаря[3].

Собор имел три входа: главный с западной стороны и два боковых с северной и с южной, которые располагались по центрам своих нефов и были оформлены перспективными порталами. Стены храма имели толщину немногим более метра и были усилены лопатками, в них были устроены два небольших окошка, располагавшиеся в западном притворе с северной и южной сторон. К моменту первого тщательного исследования собора барабан купола стоял на приподнятых подпружных арках, которые применялись в Москве во второй половине XIV века. Были эти арки построены в 1527 году или появились при поздних реставрациях, неизвестно. Если верить авторам реконструкций, которые утверждали, что точно воспроизводили оригинал, то высота собора внутри, от пола до шелыги сводов составляла 6,3 метра, высота барабана — 2,8 метра, а его диаметр по наружному обмеру — 5,6 метра[3].

Памятник пострадал во время московского пожара 1554 года, также на его облик повлияло присоединение Новгорода к Москве в 1570 году. В делах Оружейной палаты под 1584 годом упоминается у Спаса на дворце придел Павла Фивейского, Иоанна Кущника и Симеона Богоприимца. К собору с южной стороны был пристроен храм во имя Св. Мучеников Гурия, Самона и Авива. В ружной книге Оружейной палаты 1631 года означены приделы: 1) Трех Исповедников, 2) Трех Святителей, 3) Спиридона Чудотворца, 4) Великомученика Мины, 5) Св. Михаила Архангела.

С появлением новых дворцовых храмов маловместительный Спас на Бору становится храмом для прислуги. После переезда столицы в Санкт-Петербург Кремль остался без присмотра государя, постройки стали ветшать, в том числе и Спас на Бору. Во время Троицкого пожара 1737 года у церкви сгорели кровля, крыша и частично внутренние помещения. Сведения о перестройке храма при Иване III к тому времени затерялись, многие москвичи считали его древнейшей постройкой в городе. На мысль о древней дате наводили и малые размеры храма, и простота архитектурного решения.

В 1836 году проводился ремонт притвора храма и было найдено два захоронения в каменных гробах характерной для XIV века формы — широких в головной части и сужающихся к ногам. В одном из этих гробов было хорошо сохранившееся погребение женщины в шёлковом платье (предположительно Александры Ивановны Вельяминовой, матери Дмитрия Донского), в другом — хорошо сохранившееся погребение мужчины в иноческом одеянии, которое предположительно принадлежало Ивану Дмитриевичу[3].

Третий храм[ | ]

История[ | ]

Теремной дворец и Спас-на-Бору. Ведута Джакомо Кваренги. 1797
В 1767 году, когда Екатерина II начинала перестройку Кремля, храм был возобновлён, но требовал капитального ремонта, что и было поручено архитектору Яковлеву[15]. Масштаб предпринятых работ источниками не зафиксирован и порождает споры среди историков архитектуры. Перед разборкой храма в 1932 году были опубликованы данные, что при екатерининской перестройке Кремля храм был заново переложен в первоначальных формах, однако не столько из первоначального материала (известняк), сколько из кирпича. По тем временам это было обычным явлением (ср. судьбу старого собора в Можайске), причём перед разборкой, как правило, проводились тщательные обмеры. Впрочем, такой способ реставрации неизбежно искажал и внешний вид и внутреннее устройство древних памятников. Сохранились акварельный рисунок и офорт с изображением Спаса-на-Бору, приписываемые Матвею Казакову. Это позволяет некоторым авторам предполагать его руководящую роль в реконструкции памятника[16].

Незадолго до наполеоновского нашествия Спас-на-Бору запечатлел на своём рисунке Фёдор Алексеев. Из него следует, что к тому времени основной объём храма был плотно обстроен приделами «иже под колоколы»[15]. В 1812 году французские солдаты осквернили храм: хотя иконостас и уцелел, «с престолов и жертвенников были сорваны одежды, в алтаре навалены кули с овсом, в храме мешки с хлебом, а в трапезе стояли лошади; южный верхний придел обращен был в жилой покой»[17]. В 1850—1860-х годах по проекту архитектора Фёдора Рихтера храм отреставрировали и заново расписали. При этом его постарались по возможности освободить от позднейших архитектурных привнесений.

  • Вид церкви Спаса на Бору и Терема (с гравюры XVIII века)
  • На акварели Фёдора Алексеева, 1800-е годы
  • С эскиза Матвея Казакова (XVIII век)

Снос[ | ]

Храм Спаса-на-Бору был снесён 1 мая 1933 года на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 24 сентября 1932 года по предложению Авеля Енукидзе[18], несмотря на протесты таких видных реставраторов, как Пётр Барановский. Старинные колокола со звонничек поступили в фонды Московского кремля[15]. На месте собора был выстроен 5-этажный служебный корпус. Начиная с книги «Сорок сороков» в популярной литературе распространилось утверждение, что на месте храма воздвигли туалеты для номенклатуры[19]. Планы восстановления одного из древнейших храмов Москвы пока не рассматриваются. Почти точная копия собора возведена в Королёве — храм во имя священномученика Владимира Киевского.

Существует городская легенда, согласно которой судьбу уникального храма решило раболепие сталинских чиновников. Будто бы однажды Сталин ехал мимо в машине, и увидел из окна, что рядом с храмом лежат дрова. «Безобразие, убрать!» — буркнул он. Поскольку никто не осмелился переспросить, что именно убрать, то дрова вывезли, а церковь снесли[20].

Археологические раскопки[ | ]

Рисунок Солнцева — Нарамник, пояс кожаный и глиняная чашечка, найденные в гробе в церкви Спаса на Бору в Москве
Фёдор Солнцев в «Древностях…» пишет: «…открыты в 1836 г. при переделке стенок под каменным помостом два каменных гроба, покрытых такой же плитой; один у южной, другой у северной стены от входа. В первом найдено ещё не истлевшее тело в широком шелковом платье с широкими рукавами, палевого цвета; голова его, сохранившая кожу и волосы, покрыта шелковым убрусом. В ногах у него лежала берцовая кость и чашечка глиняная, муравленая. В другом гробе открыт полуистлевший остов, судя по краткости бедренных костей и тазовому выгибу позвоночного столба, женский. Кости сохранили своё естественное положение до того, что руки остались сложенными, только голова, отделившаяся от туловища, лежала поодаль, вероятно оттого, что истлело изголовье, на коем она покоилась. На груди у него был кожаный параманд с ремешками; чресла его обнимал такой же пояс. В ногах лежала глиняная чашечка, как и у другого, муравленая, и остатки кожаных сандалий». Он приводит рисунки этих находок.

Осенью 1997 года во время строительных работ во дворе Большого Кремлёвского дворца археологи обнаружили в земле часть фундамента западной стены Спасо-Преображенского собора. Были обнаружены также белокаменные детали древнего, 1330 года постройки, собора Ивана Калиты. Рядом были найдены два повреждённых захоронения XIV века, принадлежащих кладбищу Спасо-Преображенского монастыря[21]. Кроме этого, было обнаружено компактное захоронение разрозненных останков около 20 человек, предположительно перезахороненных в 1930-х годах при прокладке коллектора на месте древнего монастырского кладбища. Останки подверглись длительному археологическому и историческому исследованию, а затем были перезахоронены. Историческое исследование легло в основу книги «Святитель Стефан, епископ Пермский и история некрополя Спасо-Преображенского собора Московского Кремля»[22].

[править] История

[править] Образование прихода

Идея создания этого православного храма появилась в 1991 году. В то время сам город был известен как подмоcковный Калининград, и на его территории не было ни одного действующего православного храма, за исключением храма Косьмы и Дамиана в посёлке Болшево. Окончательное решение о начале действий по созданию нового храма было принято 22 апреля 1991 года.

Идейным лидером и организатором стал Сергей Ганьковский, в то время молодой преподаватель русского языка и литературы, ставший через несколько лет его настоятелем. Первым духовником группы, ставшей основой общины храма, стал протоиерей Павел Адельгейм. Отец Павел собрал для общины верующих людей, он же благословил строительство храма, он же, после создания первого временного храма в подвальном помещении провёл первую литургию с новой общиной.

Организационные мероприятия проводились в мае 1991 года. Было сформировано Приходское собрание и Приходской совет, получено благословение епархиального архиерея, проведено первое собрание православной общины. Тогда же будущий храм получил своё имя — в честь Священномученика Владимира, Митрополита Крутицкого и Галицкого (тогда Русская Православная Церковь только готовилась к его канонизации). Позднее, в своём послании клиру, причту и прихожанам храма, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий писал: «И глубоко символично, что храм ваш освящается в честь первого мученика этой богоборческой эпохи святителя Владимира, митрополита Киевского…».

Первое сообщение о деятельности прихода во имя Святителя Владимира было опубликовано в городской газете 20 июля 1991 года, и с этого времени на банковский счёт храма стали поступать пожертвования горожан, а затем и лдей из других городов и областей. Известно, например, о пожервовании одного заключённого из Амурской области.

[править] Подвальный храм

Сначала, для проведения богослужений, под храм было переоборудовано подвальное помещение жилого дома на улице Грабина, где тогда располагалась Детская художественная школа народных ремёсел.

Интересна история получения разрешения от соответствующих властей. После подачи заявления была создана комиссия, которая направилась для проверки обстановки в вышеупомянутый болшевский храм Косьмы и Дамиана. Для проведения проверки по неизвестным причинам был выбран понедельник. Однако выбор этого дня оказался весьма удачным для нового прихода. На эту дату выпало празднование святителю Николаю. В результате, по причине большого количества пришедших на важную для них службу члены комиссии не смогли даже войти в здание храма. Стало очевидным, что одного храма для города недостаточно.

Работы по подготовке к богослужениям продолжались. По поручению Приходского совета филолог-славист Анна Игоревна Свешникова составила акафист Святителю Владимиру, а художник-иконописец Павел Геннадьевич Бусалаев написал образ Священномученика Владимира. Большой храмовый образ святого был закончен в то время, когда он был прославлен на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви (4 апреля 1992 года). Акафист Святителю Владимиру был завершён к началу мая 1992 года. Тогда же удалось договориться с администрацией Детской художественной школы (в лице Травкина Николая Андреевича) о проведении богослужений в её помещении.

Службы в храмовом помещении начались с 24 мая 1992 года. 24 июня того же года, митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием в новый храм был назначен настоятелем священник Сергий Ганьковский (хиротонисан 13 июня 1992 года). В начале октября 1992 года также митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий дал благословение служить Литургии в подвальном храме и послал в храм антиминс, что позволило служить в храме Божественную Литургию. К концу этого же года в общине выделились прихожане, способные нести специфические церковные послушания: просфорни, певчих, чтецов, алтарников. Первая Божественная Литургия была здесь отслужена 22 октября 1992 года.

[править] Временный храм

Временное здание храма Священномученика Владимира в городе Королёве
Со временем всё больше людей обращались к православной вере, и вопрос постройки отдельного здания стал ещё более актуальным.

Сотрудники Управления архитектуры под руководством Василия Васильевича Шпинёва вели поиск подходящего участка. В сентябре 1992 года это удалось сделать. Место оказалось уникальным: с одной стороны — центр города, и, в то же время, близость к мемориалу погибшим в Великой Отечественной войне защитникам отечества.

Было решено создавать храм в два этапа. До возведения каменного здания, способного стоять веками, необходимо было организовать службы в простом строении, способном выдержать порядка десяти лет. Инициатором создания временного храма был начальник Домостроительного комбината № 160 (ДСК 160) Евгений Сергеевич Дмитриев, ставший впоследствии руководителем проекта. Главный архитектор ДСК 160 Сергей Григорьевич Шумилин при содействии архитектора Галины Никифоровной Киняпиной разработали проект временного деревянного храма. По служебным документам ДСК 160 это строение проходило как «Изделие ВПЦ-1», что расшифровывалось как В

ременная
П
равославная
Ц
ерковь, тип 1
. Здание собиралось из простых модульных конструкций.
В октябре 1992 года началась закладка фундамента временного храма. Параллельно рабочими ДСК 160 создавались строительные конструкции временного здания. В октябре 1993 года завершилось строительство фундамента (в ходе работ возникли некоторые трудности, растянувшие этот процесс на год). 20 ноября 1993 года рабочие перешли к монтажу строительных модулей. 29 ноября 1993 года строительство посетил епархиальный архиерей Московской областной епархии, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Вместе с ним на стройку прибыли лётчик-космонавт Валентина Владимировна Терешкова и директор Центрального НИИ травматологии и ортопедии профессор Юлий Георгиевич Шапошников. Владыка Ювеналий одобрил планы и дал благословение на продолжение строительства. В строящемся здании прошла беседа Митрополита Крутицкого и Коломенского с главой администрации города. Следует отметить, что руководство города очень многое сделало для этих работ.

Первое богослужение во вновь построенном Свято-Владимирском храме было совершено 23 апреля 1994 года. 3 июля 1994 года Архиепископ Можайский Григорий, викарий Московской областной епархии, совершил Чин великого освящения храма во имя Святителя Владимира, митрополита Киевского.

С 21 ноября 1994 года с настоятелем в храме начал служить второй священник. Им стал приходской псаломщик Феликс Стацевич.

Накануне Пасхи 1995 года на крыше храма был установлен шатёр. На нём располагался купол с деревянным крестом. Как было принято в старые времена на севере Руси, для покрытия купола применили осиновый лемех. Эту задачу было решено поручить бригаде ПТУ-88 г. Москвы. Руководил работой мастер Валерий Эдуардович Соев. Продолжались и другие работы: писались новые иконы, устанавливалась ограда, прокладывались электрические сети, водопровод, канализация. Одна из прихожанок, являясь ландшафтным архитектором, работала по благоустройству прихрамовой территории.

В 1997 году в храме появился третий священник. Им стал алтарник Александр Виноградов.

В 1999 году при храме был сооружён приходской дом, куда были перемещены кухня, трапезная, учебный класс и т. п. В здании храма на место кухни переместилась свечная лавка, что освободило место для молящихся.

Параллельно с этими работами (точнее с ноября 1998 года) начинается строительсво при храме часовни-памятника.

[править] Часовня при храме

→ Часовня Александра Невского (Королёв)

С инициативой создания в 1997 году выступил Александр Фёдорович Морозенко, в то время — мэр города Королёва. Он предложил построить на территории Мемориального комплекса погибшим воинам православной часовни-памятника во имя святого благоверного князя Александра Невского. Следует отметить, что городской мемориал павшим воинам примыкает к территории храма и давно уже стал священным местом для тысяч жителей Королёва.

В проведённом конкурсе победил проект архитекторов Ю. Г. Алонова и З. Б. Осиповой. Первая геодезическая отметка была установлена на выбранном месте 19 октября 1998 года, а 17 ноября начались собственно работы со стройматериалами. В декабре 1999 года, когда отделочные работы были уже завершены, произошли три важных события: 3 декабря — установка на стенах барельефов работы Вячеслава Клыкова, 4 декабря — установка ограды и декоративных фонарей на территории часовни, визит митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия в город Королёв со служением Божественной Литургии, Крестным ходом и молебном по освящению часовни.

Поскольку на временном здании не было колоколов, было решено снабдить ими часовню, ставшую впоследствии ещё и колокольней. Кроме того, была предусмотрена возможность сооружения в здании алтаря, что даёт возможность служить в часовне-храме Божественные Литургии. Это сыграло важную роль при переходе от временного здания к каменному — в период от разборки деревянного здания до введения в строй малого придела.

[править] Каменный храм

Данные в этом разделе приведены по состоянию на 2015 год.
Вы можете помочь, обновив информацию в статье.

Благодаря большому запасу прочности временное здание простояло больше десятилетнего гарантийного периода. Но уже в то время было ясно, что долго эксплуатироваться он не может. Кроме того, приход храма продолжал увеличиваться, что приводило к проблемам с размещением людей на некоторых службах.

Эскизное проектирование нового здания Приходской совет храма решил начать ещё в начале 2002 года. После согласования с администрацией города эту работу поручили одному из проектантов часовни — архитектору Юрию Георгиевичу Алонову. Занимаясь проектом, он предложил создать такой храм, который стал бы памятником другому, разрушенному храму. Этот храм являлся вторым каменным московским храмом и был известен как собор Спаса на Бору; был создан в XIV веке мастерами из Пскова на Кремлёвском холме в Москве (уничтожен в 1933 году по указу представителей советской власти).

Вскоре проект храмового комплекса был представлен. Однако постоянно возникали трудности с расширением необходимой для постройки территории. Временный храм предполагалось разобрать, а место вокруг него, где располагался участок леса, расширить. Всё дело в том, что этот небольшой участок земли, заросший неухоженным лесом, городу не принадлежал, а находился в федеральной собственности, являясь частью земель Гослесфонда, переданных в 1949 году управление Щёлковскому учебно-опытному лесхозу как структурному подразделению Москоского лесотехнического института (с 1993 года ставшим Московским государственным университетом леса). Участок был обозначен на карте И. В. Сталиным, и до 1990-х годов никто не вмешивался в это решение в области геодезической привязки. В свою очередь, это породило более сотни судебных исков к Щёлковскому лесхозу, не имевшему кадастра собственной территории.

Шанс получить участок появился летом 2010 года, когда настоятель храма получил письмо из Федерального Агентства лесного хозяйства, подписанного его директором. В тексте письма значилось: «Сообщаю Вам, что Ваша просьба о выделении участка земли под строительство храма удовлетворена. В настоящий момент готовятся документы к подписанию. О дате и месте подписания Вам будет сообщено дополнительно». Но тем же летом руководство Агентства, на которое возложили ответственность за лесные торфяные пожары под Шатурой, было вынуждено уйти в отставку. Новое руководство вопросом выделения участка заниматься не стало.

Тогда появилась другая идея — использовать уже имеющуюся территорию. В результате Приходской совет встретился с учеником автора предыдущего проекта — архитектором и предпринимателем Андреем Альбертовичем Анисимовым. В новом проекте снова была затронута память храма Спаса на Бору, но на это раз без предлагаемого ранее комплекса построек. Новое здание, по его замыслу, должно было стать практически копией уничтоженного в Москве.

В ноябре 2011 года был утверждён эскизный проект, а 11 января 2012 года на строительную площадку прибыли строители Мастерских Андрея Анисимова, начавшие готовить котлован под новый фундамент вокруг временного храма. После пасхальной службы 2012 года начались работы по демонтажу старого здания.

Работы продолжались с переменным успехом. Менялся генподрядчик и источники финансирования. Приходилось притормаживать строительство, а иногда и вносить коррективы в уже созданную конструкцию.

Тем не менее, к январю 2013 года был практически закончен малый придел храма. Для определения имени придела была проведена жеребьёвка с тремя вариантами: Святителя Николая Чудотворца, Покрова Божией Матери и Преподобного Сергия Радонежского. В результате был выбран третий вариант.

Первая Божественная Литургия была отслужена в малом приделе нового здания 7 февраля 2013 года.

На момент создания настоящий статьи (2 января 2021 года) были возведены стены большого придела, установлена кровля; продолжается монтаж купола и отделочные работы.

Захоронения[ | ]

Основная статья: Список похороненных в Московском Кремле § Спасо-Преображенский собор («Спаса на Бору»)

По словам Солнцева: «К сожалению, на самих гробах и на утварях нет имен, которые могли бы для нас разоблачить тайну могилы. Древние синодики, куда вносились для поминовения имена погребенных здесь, истлели в пожарах. Одни безгласные кости, одни безымянные знаки их сана не скажут нам, кому и когда они принадлежали. Но, к счастью, летописи сохранили нам имена великих князей и княгинь, погребенных в притворе этого храма. В 1393 г. здесь положен юный сын великого князя Дмитрия Донского Иоанн, в иночестве Иоасаф, подле гроба бабы своей, княгини Александры Княжь Ивановны, вдовы великого князя Иоанна Иоанновича, скончавшейся в 1364 г. Здесь гробы великой княгини, инокини Елены, умершей в 1332 г., первой супруги великого князя Симеона Гордого, Марии, и второй его супруги, Анастасии Литовской, умершей в 1345 г. Великая княгиня Мария, разведенная с супругом своим, приняв ангельский образ с именем Феотинии, пребывала в этом монастыре до блаженной кончины своей, которая постигла её спустя 46 лет после супруга её. Тело её положено в монастыре у Спаса на Москве 31 марта 1399 г., но в 1473 г., вероятно, при возобновлении церкви „обретена в теле неврежена ни чем, только ряса истлела“. Великий князь Иоанн III, призвав благочестивую игуменью Алексеевскую Улиану, повелел ей облечь мощи прабабки его „во все новые ризы монашеские“».

Храм-памятник[ | ]

Каменный храм Священномученика Владимира в Королёве (вид на северную сторону) Каменный храм Священномученика Владимира в Королёве (вид на главный вход)
В наукограде Королёве Московской области практически завершено строительство храма Священномученика Владимира, являющегося памятником храму на Бору, разрушенному в 1933 году. При разработке проекта архитектор А. А. Анисимов положил в основу архитектуру последнего. При храме действует приход, службы проходят в малом (освящён в честь преподобного Сергия Радонежского) и большом приделах[23][24].

Предыстория[ | ]

Сначала, для проведения богослужений, под храм было переоборудовано подвальное помещение жилого дома на улице Грабина, где тогда располагалась Детская художественная школа народных ремёсел[24].

Интересна история получения разрешения от соответствующих властей. После подачи заявления была создана комиссия, которая направилась для проверки обстановки в болшевский храм Косьмы и Дамиана. Для проведения проверки по неизвестным причинам был выбран понедельник. Однако выбор этого дня оказался весьма удачным для нового прихода. На эту дату выпало празднование святителю Николаю. В результате, по причине большого количества пришедших на важную для них службу члены комиссии не смогли даже войти в здание храма. Стало очевидным, что одного храма для города недостаточно[24].

В начале октября 1992 года митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий дал благословение служить Литургии в подвальном храме и послал в храм антиминс, что позволило служить в храме Божественную Литургию. К концу этого же года в общине выделились прихожане, способные нести специфические церковные послушания: просфорни, певчих, чтецов, алтарников. Первая Божественная Литургия была здесь отслужена 22 октября 1992 года[24].

Со временем всё больше людей обращались к православной вере, и вопрос постройки отдельного здания стал ещё более актуальным[24].

Сотрудники Управления архитектуры под руководством Василия Васильевича Шпинёва вели поиск подходящего участка. В сентябре 1992 года это удалось сделать. Место оказалось уникальным: с одной стороны — центр города, и, в то же время, близость к мемориалу погибшим в Великой Отечественной войне защитникам отечества[24].

Было решено создавать храм в два этапа. До возведения каменного здания, способного стоять веками, необходимо было организовать службы в простом строении, способном выдержать порядка десяти лет. Инициатором создания временного храма был начальник Домостроительного комбината № 160 (ДСК 160) Евгений Сергеевич Дмитриев, ставший впоследствии руководителем проекта. Главный архитектор ДСК 160 Сергей Григорьевич Шумилин при содействии архитектора Галины Никифоровной Киняпиной разработали проект временного деревянного храма. По служебным документам ДСК 160 это строение проходило как «Изделие ВПЦ-1», что расшифровывалось как В

ременная
П
равославная
Ц
ерковь, тип 1
. Здание собиралось из простых модульных конструкций[24].

Создание храма-памятника[ | ]

Возведение каменного здания храма (апрель 2015 года, вид на южную сторону)
Благодаря большому запасу прочности временное здание простояло больше десятилетнего гарантийного периода. Но уже в то время было ясно, что долго эксплуатироваться оно не может. Кроме того, приход храма продолжал увеличиваться, что приводило к проблемам с размещением людей на некоторых службах[24].

Эскизное проектирование нового здания Приходской совет храма решил начать ещё в начале 2002 года. После согласования с администрацией города эту работу поручили одному из проектантов часовни при храме — архитектору Юрию Георгиевичу Алонову. Занимаясь проектом, он предложил создать такой храм, который стал бы памятником другому, разрушенному храму. Выбор пал на второй каменный московский храм — собор Спаса на Бору[24].

Вскоре проект храмового комплекса был представлен. Однако постоянно возникали трудности с расширением необходимой для постройки территории. Временный храм предполагалось разобрать, а место вокруг него, где располагался участок леса, расширить. Всё дело в том, что этот небольшой участок земли, заросший неухоженным лесом, городу не принадлежал, а находился в федеральной собственности, являясь частью земель Гослесфонда, переданных в 1949 году в управление Щёлковскому учебно-опытному лесхозу как структурному подразделению Московского лесотехнического института (с 1993 года ставшим Московским государственным университетом леса). Участок был обозначен на карте И. В. Сталиным, и до 1990-х годов никто не вмешивался в это решение в области геодезической привязки. В свою очередь, это породило более сотни судебных исков к Щёлковскому лесхозу, не имевшему кадастра собственной территории[24].

Шанс получить участок появился летом 2010 года, когда настоятель храма получил письмо из Федерального Агентства лесного хозяйства, подписанного его директором. В тексте письма значилось: «Сообщаю Вам, что Ваша просьба о выделении участка земли под строительство храма удовлетворена. В настоящий момент готовятся документы к подписанию. О дате и месте подписания Вам будет сообщено дополнительно». Но тем же летом руководство Агентства, на которое возложили ответственность за лесные торфяные пожары под Шатурой, было вынуждено уйти в отставку. Новое руководство вопросом выделения участка заниматься не стало[24].

Тогда появилась другая идея — использовать уже имеющуюся территорию. В результате Приходской совет встретился с учеником автора предыдущего проекта — архитектором и предпринимателем Андреем Альбертовичем Анисимовым. В новом проекте снова была затронута память храма Спаса на Бору, но на этот раз без предлагаемого ранее комплекса построек. Новое здание, по его замыслу, должно было стать практически копией уничтоженного в Москве[24].

В ноябре 2011 года был утверждён эскизный проект, а 11 января 2012 года на строительную площадку прибыли строители Мастерских Андрея Анисимова, начавшие готовить котлован под новый фундамент вокруг временного храма. После пасхальной службы 2012 года начались работы по демонтажу старого здания[24].

Работы продолжались с переменным успехом. Менялся генподрядчик и источники финансирования. Приходилось притормаживать строительство, а иногда и вносить коррективы в уже созданную конструкцию[24].

Тем не менее, к январю 2013 года был практически закончен малый придел храма. Для определения имени придела была проведена жеребьёвка с тремя вариантами: Святителя Николая Чудотворца, Покрова Божией Матери и Преподобного Сергия Радонежского. В результате был выбран третий вариант[24].

Первая Божественная Литургия была отслужена в малом приделе нового здания 7 февраля 2013 года[24].

Храм священномученика Владимира, митрополита Киевского, г. Королев

Молодой подмосковный город Королев строился в 40-х — 50-х годах, и, конечно, никакими генеральными планами не было предусмотрено создание храма в городе. К началу 90-х годов предельно плотная жилая застройка города сложилась окончательно таким образом, что найти место для строительства православного храма оказалось очень нелегким делом.

Однако в конце 1991 года власти города поддержали планы общины, и начался нелегкий процесс подбора земельного участка. Для прихода наступило время кропотливой организационной работы. Достаточно крупные пожертвования НПО «Экспро-Импульс» и МП «Центрин», соединённые со множеством доброхотных даяний отдельных христиан, позволили Приходскому совету в первые месяцы 1992 года приобрести комплект необходимой богослужебной литературы и утвари.

Между тем, главную свою задачу на этом этапе община видела в том, чтобы организовать совместную молитву. Для этого Приходской совет поручил члену Приходского собрания, филологу-слависту Анне Игоревне Свешниковой составить акафист Святителю Владимиру, а художнику-иконописцу Павлу Геннадьевичу Бусалаеву, жителю нашего города, написать икону Священномученика.

Большой храмовый образ Святителя Владимира, митрополита Киевского, был закончен как раз к моменту его прославления на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 4 апреля 1992 года.

К этому же времени была достигнута договоренность с администрацией Детской художественной школы о проведении богослужений в помещении этой школы.

Нежданной радостью для всех членов общины оказалось известие о том, что в нашем городе проживает Елизавета Васильевна Соловьева, внучатая племянница святителя Владимира. Её отец, протоиерей Василий Михайлович Богоявленский, родной племянник Киевского Митрополита, переживший страшные лагеря коммунистического режима, приезжал в наш храм уже будучи девяносточетырехлетним старцем и читал Акафист своему дяде, митрополиту Владимиру (Богоявленскому).

Детская художественная школа народных ремесел располагалась тогда в убогом подвале обыкновенного жилого дома постройки 1936 года на улице Грабина.

Храм помещался в двух комнатах. В первой, площадью 40 кв. метров, как правило, молилось около ста человек, во второй, чуть меньшей площади, устроена свечная лавка. В самые посещаемые дни за богослужением, совершаемом в подвале, могли одновременно молиться более ста пятидесяти прихожан.

24 июня 1992 года митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием в наш храм был назначен настоятелем священник Сергий Ганьковский.

В начале октября 1992 года митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий благословил служение Литургии в подвальном храме во имя Святителя Владимира, митрополита Киевского, и послал в храм антиминс.

22 октября 1992 года состоялось первое служение Божественной Литургии на Королёвской земле. Комната-храм для этого была немного переоборудована таким образом, чтобы можно было выделить алтарь и место для клироса.

С этого дня богослужения совершались таким порядком: в пятницу, после окончания уроков в школе, в 8 часов вечера, школьный класс превращался в храм. Прихожане развешивали по стенам иконы, двумя тяжёлыми шторами обозначалась алтарная преграда, миски с мелким речным песком превращались в подсвечники, отец настоятель устраивал временный престол и жертвенник. А за престолом на стене класса (теперь уже храма) располагалась большая икона Воскресения Христова. В субботу в 16 часов начиналось Всенощное бдение, а в 19 — исповедь тех, кто собирался причащаться в воскресенье утром.

В воскресный день служение Божественной Литургии начиналось в 8 часов 30 минут, в 11-30, как правило, совершался водосвятный молебен, а позднее — панихиды и иные требы. После окончания всех служб клир, причт и постоянные прихожане участвовали в братской трапезе, после чего все вместе вновь превращали комнату-храм в обычный класс художественной школы.

К концу сентября 1992 года сотрудниками Управления архитектуры под руководством Василия Васильевича Шпинева был найден, наконец, участок земли, пригодный для строительства храма. Место оказалось и в самом деле удивительным: с одной стороны — центр города и в то же время небольшой лесок, рядом — мемориал воинов, погибших в Великой Отечественной войне. Одновременно главным архитектором Домостроительного комбината 160 Сергеем Григорьевичем Шумилиным и архитектором Галиной Никифоровной Киняпиной был создан проект временного деревянного храма из сборных модульных конструкций. Эта уникальная разработка, которая, кстати, в служебных документах ДСК 160 называлась «Изделие ВПЦ-1», выполнена по инициативе и под руководством начальника ДСК 160 Евгения Сергеевича Дмитриева.

В октябре 1992 года началось сооружение фундамента временного храма. В это же время коллектив рабочих ДСК 160 изготовил строительные конструкции будущего храма. Нам казалось тогда, что до начала богослужений в новом храме осталось полтора-два месяца. Однако человек предполагает, а Бог располагает… В результате, работа по укладке 120 фундаментных блоков, которая могла быть выполнена по расчётам знатоков максимум за неделю, растянулась на… год!

За этот год продолжал собираться наш приход. Регент Илья Ерохин руководил прекрасным хором, в котором пели наши удивительные солистки Ирина Мухоян и Анна Маслянко. Псаломщик Феликс Стацевич оказался незаменимым знатоком церковного Устава. Сформировался и причт храма. Появились свои алтарники, чтецы, просфорни, свещницы, сложился непростой приходской быт, который любовно обустраивала казначея храма Татьяна Кудрявцева.

20 ноября 1993 года бригада строителей, руководимая Владимиром Андреевичем Миненко, начала монтаж строительных конструкций. 29 ноября 1993 года, когда уже поднялись стены нового деревянного храма, когда появились окна, двери и крыша, строительство посетил епархиальный архиерей Московской епархии — митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. В поездке Владыку сопровождали летчик-космонавт Валентина Владимировна Терешкова и директор Центрального НИИ травматологии и ортопедии профессор Юлий Георгиевич Шапошников. Владыка Ювеналий благословил наши труды, одобрил планы и пожелал успехов в благословенном труде храмоздательства. В здании недостроенного храма состоялась встреча Митрополита с Главой администрации города. Руководство города очень многое сделало для того, чтобы храм в нашем городе был построен. Достаточно сказать, что для завершения строительства и подводки коммуникаций к зданию храма Постановлением Главы администрации города нашему Приходскому совету было выделено более 33 миллионов рублей из внебюджетного фонда Главы администрации.

4 января 1994 года начались отделочные работы. Но и здесь не обошлось без трудностей. Электрический кабель, питавший наш храм энергией, оказался неисправным, и понадобились долгих два месяца и самоотверженная работа Людмилы Алексеевны Маслянко, инженера Северных сетей Мосэнерго и нашей прихожанки, чтобы свет, наконец, зажёгся и в наших окошках. С появлением электроэнергии стало возможным обогреть помещение храма и начать окраску стен и потолка. В самом конце марта 1994 года малое предприятие, возглавляемое Владимиром Борисовичем Севастьяновым, изготовило и установило декоративные решётки на окна храма.

Полтора года строился дом, который по обычным меркам можно поставить за две недели. Все это время община не только заботилась об устройстве нашего быта, но и занималась в меру своих сил благотворительной деятельностью. С 1992 по 1994 гг. мы распределили и сами развезли по домам более полутора тонн продовольствия и одежды для неимущих наших сограждан, полученных нами по каналам гуманитарной помощи из стран Европейского Содружества.

В марте 1994 года, всего за месяц до начала богослужений в новом храме, скоропостижно скончался начальник ДСК 160 Евгений Сергеевич Дмитриев, один из немногих руководителей предприятий, которые близко к сердцу восприняли идею строительства православного храма в городе. Если бы не его активная работа, его сердечное отношение к нуждам православных верующих, трудно сказать, стоял бы наш храм сегодня… Приходской совет ходатайствовал перед Святейшим Патриархом и Священным Синодом Русской Православной Церкви о награждении Евгения Сергеевича орденом Святого равноапостольного князя Владимира. Мы надеялись, что Евгений Сергеевич получит эту награду из рук митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия во время торжественного освящения построенного им храма… Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего Евгения!

23 апреля 1994 года, ровно через три года после первого разговора о строительстве храма, накануне Лазаревой субботы, было совершено первое богослужение во вновь построенном Свято-Владимирском храме города Королева. Горожане сразу окрестили наш храм «церковью на Канале», потому что и в самом деле — рядом с храмом проходит трасса водопроводного канала, снабжающего питьевой водой Москву. Что же касается рощицы, окружающей нашу маленькую церковь, то местные острословы сразу же окрестили ее Сергиевой посадкой, намекая, видимо, на имя настоятеля храма.

3 июля 1994 года, в день Всех Святых, в земле Российской просиявших, свершилось, наконец, то, чего все мы так ждали. Архиепископ Можайский Григорий, викарий Московской епархии, совершил Чин великого освящения храма во имя святителя Владимира, митрополита Киевского. В своём послании клиру, причту и прихожанам нашего храма митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий писал: «Знаменательно, что после десятилетий разрушения не только храмов — наших национальных святынь, но и душ человеческих, в городе, не имевшем ранее места для молитвы, в короткий срок сооружён новый православный храм. Это поистине плод, достойный покаяния. И глубоко символично, что храм ваш освящается в честь первого мученика этой богоборческой эпохи святителя Владимира, митрополита Киевского, а также и то, что сегодня Русская Православная Церковь чтит память Всех Святых, в земле Российской просиявших».

К приезду в наш храм архиепископа Григория работники ТОО “Ода” выполнили большой объем работ по благоустройству территории вокруг храма. Ими было привезено и распланировано более сотни машин песка, уложены тротуарные плиты по периметру храма. Внутри храма нам удалось завершить оформление иконостаса. Специальной преградой был выделен клирос, а на ней трудами Татьяны Кудрявцевой создана большая икона Всех Святых.

Таким образом, к концу 1994 года первая очередь строительства храма во имя святителя Владимира, митрополита Киевского, в городе Королёве была закончена. К тому же времени инженер Управления водоснабжения и канализации Галина Васильевна Рахова создала проект водоснабжения и канализации нашего храма. Эта колоссальная по объему работа была выполнена Галиной Васильевной на благотворительных началах. Директор Завода экспериментального машиностроения РКК «Энергия» Алексей Андреевич Борисенко, вообще очень много сделавший для нашего храма, на этот раз помог нам приобрести трубы для строительства водопровода.

21 ноября 1994 года в нашем храме появился второй священник. Им стал наш псаломщик Феликс Стацевич. Отец Феликс родился в сентябре 1963 года в селе Маслово Орловской области в семье учителей. Он учился в Харьковском авиационном институте, работал на различных промышленных предприятиях. С 1989 года проходил послушания певчего, псаломщика, алтарника в храмах Москвы и Московской области. Иерейскую хиротонию отца Феликса Стацевича совершил архиепископ Григорий.

В апреле 1995 года, как раз накануне Пасхи, на крыше нашего храма был установлен шатер и купол с большим деревянным крестом. Купол, как это делалось издавна на русском Севере, был покрыт осиновым лемехом. Эту сложную работу выполнила бригада ПТУ-88 г. Москвы под руководством мастера Валерия Эдуардовича Соева. Ему помогали учащиеся Кирилл Самойлов, Алексей Амелин, Димитрий Кетура и Юрий Лебедев. Вообще в 1995 году мы много строили. Коммерческая помогла нам построить металлическую ограду вокруг небольшой территории храма. Королевский филиал МЕЖКОМБАНКА приобрёл для нас за 33 миллиона рублей 575 метров электрического кабеля, а Производственно-инвестиционная перечислила на наш счёт 10 миллионов рублей для финансирования работ по прокладке этого кабеля.

Впервые в мае 1995 года, во время празднования 50-летия Победы в Великой Отечественной войне, клир и причт храма совершили заупокойное богослужение у памятника погибшим воинам. На панихиде присутствовало около десяти тысяч человек.

В 1996 году продолжались работы по благоустройству храма и окружающей территории. Наша прихожанка, ландшафтный архитектор Марина Тимошенко, занялась созданием парка и цветника внутри храмовой ограды. В самом храме появились новые иконы и, прежде всего, «Благовещение» на Царских вратах и образы святителей Василия Великого и Иоанна Златоустого на дьяконских дверях. Их написал Юрий Белов.

В этом году мы, наконец, упорядочили совершение Таинств Крещения и Венчания. Они совершаются теперь только после некоторого огласительного периода при Крещении взрослых и при условии воцерковления при Венчании. Понятно, что количество крестин и браков в 1996 году значительно сократилось.

Понадобился год для того, чтобы осуществить проект прокладки мощного электрического кабеля от трансформаторной подстанции до храма. Кабель нам подарили благотворители, однако фирмы, предложившие свои услуги по прокладке кабеля запросили с нас ни с чем не сообразные деньги, и нам пришлось выполнять эту работу своими силами. Это была трудное, но радостное дело, в результате которого мы сэкономили пятьдесят миллионов рублей. Городское телевидение снимало репортаж об этом экзотическом мероприятии, и многие горожане смогли увидеть, как мужчины-прихожане под руководством и при участии обоих священников тянули под проливным дождем тяжелый полукилометровый кабель.

Окончательно отчаявшись осуществить прокладку водопроводных и канализационных сетей, мы решили не дожидаться спонсоров, готовых финансировать этот проект, а пробурить артезианскую скважину и проложить местную канализационную сеть. Как ни сложна была эта работа, нам всё же удалось до снега все закончить, и позднее начало зимы мы встретили с нормально функционирующими водопроводом и канализацией.

1997 год стал знаменательным для священника Феликса Стацевича. В июле он в составе группы миссионеров посетил отдаленные районы республики Саха-Якутия, где отец Феликс проповедовал Слово Божие, крестил, совершал требы и, конечно, служил столь редкую в этих краях Божественную Литургию.

Осенью священник Феликс Стацевич закончил пастырско-богословский факультет Православного Свято-Тихоновского богословского института. Ему было присвоено ученое звание бакалавра теологии, и с сентября 1997 года отец Феликс начал преподавать литургику в родном институте.

На городском кабельном телевидении «Подлипки» начала регулярно выходить телепрограмма об основах христианского вероучения, которую готовит отец настоятель.

1998 год принес новые хлопоты, новые проблемы, новые радости. Приходу стало тесно в помещении маленького храма. Народу за богослужением у нас молилось достаточно много, а места не хватало. Значит, надо было выносить из храма свечную лавку, а для этого, в свою очередь, необходимо было построить приходской дом с просфорней, кухней, подсобными помещениями, классом для занятий. Легче всего в таких случаях воспользоваться услугами наёмных строителей. Легче, но и дороже. Поэтому, как всегда, почетные и хлопотные обязанности прораба, организатора строительства, кашевара, бухгалтера, архитектора и начальника службы технического контроля взяла на себя староста храма Татьяна Анатольевна Кудрявцева. И вот — дом стоит, во всю шли отделочные работы, и была надежда, что братскую трапезу на Рождество Христово мы совершим уже в новом доме.

В 1999 году нам пришлось много и, к счастью, успешно строить. Прежде всего, было завершено строительство приходского дома. Он получился красивым и уютным. Тщательность отделки интерьеров поражала даже знатоков, но, пожалуй, самое важное – дом получился удобным и теплым.

В самом же храме была переоборудована свечная лавка, которая переместилась теперь в помещение бывшей кухни, освободив более 10 кв. м. площади. Когда в конце года мы подвели итоги посещаемости нашего храма, оказалось, что в среднем за месяц нас посещает 4000 человек, в то время как в прошлом году их было 3724. Вполне возможно, что эти 300 человек смогли поместиться в нашем храме благодаря его небольшой реконструкции.

После окончания строительства двух крупных объектов: Александро-Невской часовни и приходского дома, мы смогли сосредоточиться на решении проблемы землеотвода для строительства нового храма. Два последние года этими вопросами усиленно занимался Глеб Козлов, который был принят в клир нашего храма в 2010 г. В мае 2010 года он был рукоположен во диакона, а в декабре — в иерея.

Много сил, терпения и времени было потрачено на решение земельного вопроса. К лету 2011 года стало окончательно ясно, что законных путей построить храм нам не оставлено.

Летом 2011 года архитекторы изготовили проект нового каменного храма, который являлся продолжением и развитием храма старого. Так Великим постом 2012 года началась радикальная реконструкция Свято-Владимирского храма в г. Королеве.

Временный храм был разобран, а на его месте заложен фундамент будущего храма. 24 августа 2012 года началась кладка каменных стен постоянного храма.

Контакты:

Адрес храма: Московская обл., г. Королев, ул. Циолковского, 26;

Телефон храма:;

Телефон настоятеля: 8-916-612-18-46.

Банковские реквизиты:

ИНН 5018041938

Р/с 40703810440170100182

БИК 044525225

К/с 30101810400000000225 в Королевское ОСБ №2570 Сбербанк России в г.Москва

Официальный сайт прихода : www.hram.info

| Рубрика: Храмы Ивантеевского благочиния | Опубликовано: 12.03.2013

Примечания[ | ]

  1. Оригинальной версии происхождения названия придерживается историк С. К. Романюк. Он полагает, что поскольку ко времени постройки храма на Кремлёвском холме издавна существовал город, общепризнанная версия представляется маловероятной. Слово «бор» означало и денежную повинность, а также место, где эту повинность собирали. Отсюда предполагается, что церковь называлась по торговой заставе, у которой она находилась, на слиянии двух торговых магистралей, рек Неглинной и Москвы. См.: Романюк С.К. Спас на Бору // Москва. Утраты. — М., 1992.
  2. 12Свиньин П.П.
    Прогулка по Кремлю // Отечественные записки. — Часть 8. — 1821. — № 18
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10111213141516171819202122
    Воронов, 2009, Спасо-Преображенский монастырь на бору.
  4. 12Заграевский С. В.
    Реестр белокаменных зданий Древней Руси.
  5. Заграевский С. В.
    Глава 1: Эпоха Дмитрия Донского // Зодчество Северо-Восточной Руси конца XIII–первой трети XIV века. — М., 2003.
  6. Я. Н. Щапов.
    Архимандрития // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный , 2001. — Т. III : «Анфимий — Афанасий». — С. 578—579. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-008-0.
  7. Памятники архитектуры Москвы. Кремль. Китай-город. Центральные площади / Редактор: Михаил Посохин. — М. : Искусство, 1982. — Вып. 1. — С. 28, 264. — 504 с. — (Памятники архитектуры Москвы). — 25 000 экз.
  8. 12И. М. Снегирёв.
    Новоспасский ставропигиальный монастырь. — М., 1863. — С. 7.
  9. 123Панова Т. Д.
    Некрополи Московского Кремля
    (неопр.)
    (недоступная ссылка).
    изд. 2-е, испр. и доп.
    . Руссист (2003). Дата обращения: 27 марта 2011. Архивировано 6 марта 2012 года.
  10. по Лицевому летописному своду — два сына и митрополит умерли в одну неделю
  11. Святыни Древней Москвы. — М.: Никос, 1993. — С. 19. — 176 с.
  12. Елена Лебедева.
    Спас на Москве. Святыни старой Москвы // Православие.Ru : Интернет-портал. — Россия, Москва: Сретенский монастырь. — Вып. 18 августа 2006.
  13. ПСРЛ Т.13, 1 половина
  14. Заграевский С. В.
    Вопросы архитектурной истории и реконструкции Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. — М., 2008.
  15. 123
    Звонницы церкви Спаса на Бору // Zvon.ru
  16. Матвей Фёдорович Казаков на сайте «Великие русские архитекторы» (неопр.)
    (недоступная ссылка). Дата обращения: 4 января 2010. Архивировано 16 января 2010 года.
  17. Мартынов А. А., Снегирев И. М.
    Спас на Бору, в Московском Кремле // Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. — Т. I. — М., 1848.
  18. Богомолова В., Марков А.
    В Кремле изменили план // Российские вести. — 2010. — № 6—7.
  19. Кремль, который мы потеряли // Комсомольская правда. — 13.02.2007.
  20. Борев Ю. Б.
    Краткий курс истории XX века в анекдотах, частушках, байках, мемуарах по чужим воспоминаниям, легендах, преданиях и т. д. — М., 1995. — С. 109.
  21. Панова Т. Д.
    Отчёт об археологических исследованиях на территории Московского Кремля в 1997 году. — М., 1998.
  22. Клюев В. Б., протоиерей, Панова Т. Д.
    Святитель Стефан, епископ Пермский и история некрополя Спасо-Преображенского собора Московского Кремля. — М.: Отдел внешних церковных связей Московского патриархата, 2006. — 128 с. — ISBN 5-94625-179-1.
  23. Новости (неопр.)
    . Храм Священномученика Владимира в Королёве. Дата обращения: 27 мая 2021.
  24. 12345678910111213141516
    Официальный сайт храма Священномученика Владимира в Королёве. hram.info.

Настоятель Богородицерождественского храма — священник Димитрий Поповский

Родился 4 декабря 1984 г.

Принял Крещение в 1990 г.

Светское образование 2001 – гимназия города Фрязино

Духовное образование 2006 – Коломенская духовная семинария 2009 – Московская духовная академия

Хиротонисан: 9 сентября 2010 г. — в сан диакона митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием в Сергиевском храме города Сергиев Посад. 22 сентября 2010 г. — в сан пресвитера митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием в Смоленском соборе Московского Новодевичьего монастыря

День тезоименитства – 24 февраля

Служение:22.09.2010 г. — 15.11.2010 г. — клирик Московского Новодевичьего монастыря. 15.11.2010 г. — 18.09.2012 г. — ключарь Московского Новодевичьего монастыря и настоятель Преображенского Крестового храма Митрополичьей резиденции. 18.09.2012 г. — 26.08.2019 г. — настоятель Державного храма города Фрязино. 31.10.2012 г. — 26.08.2019 г. — заместитель благочинного церквей Щёлковского округа. 26.08.2019 г. по настоящее время — настоятель Богородицерождественского храма города Королёв. 29.08.2019 г. по настоящее время — благочинный церквей Королёвского округа.

Награды2010 г. – набедренник и камилавка. 2012 г. – наперсный крест. 2012 г. – медаль «В память 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года». 2021 г. – медаль «В память 100-летия восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви»

2020 грамота Благодарственная митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия Женат, имеет троих детей.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: