Юрий Белановский: Почему священников запрещают и почему они сами уходят?

С одной стороны — нашей, человеческой, священническое служение — это тройственная ответственность: епископа (и вообще, священноначалия), самого священника и общины (в нашем случае, прихода). Есть требования к священнику (каким он должен быть), но есть и условия и требования, которые должна соблюсти Церковь. В этом контексте мы должны говорить о взаимных правах и обязанностях. Но с другой стороны – Божьей, всего этого не достаточно. Священник служит людям и Богу и поэтому христиане уверены, что необходимы призвание, благословение Божье и особые дары Духа Святого. Священство стоит на пересечении многих воль, ответственностей и возможностей.

О священстве я как-то писал. Напомню, оно состоит в том, чтобы быть главой христианской общины, быть примером, вести людей на путях жизни со Христом. Служение — и в предстоянии на богослужениях, и в учительстве, и в управлении общиной. Священник — и старейшина, и староста, и наставник, и добрый советчик, и отец и друг.

Случаи запрета священников или их ухода достаточно редки. Они не являются определяющими и характерными для всей картины священства в Русской Церкви. Но это не значит, что их мало и что не возникает вопросов о причинах ухода и судьбах ушедших.

За что отстраняют от священства?

Критерии отстранения священников от служения, или, как говорят, запрета, в той или иной степени зафиксированы в церковном законодательстве. Конечное решение принимает епископ – глава епархии.

Напомню слова апостола Павла, которые легли в основу требований и условий. Священником может быть человек безупречной жизни, женатый не больше одного раза, трезвомыслящий, рассудительный, серьезный, гостеприимный, способный учить; не пьяница, не драчун, умеющий владеть собой, мягкий, не задиристый, не падкий до денег; человек, способный хорошо управлять своим домом, отец послушных и достойных детей. Ведь если кто не может управиться с собственными домочадцами, сумеет ли он позаботиться о Церкви Божией? Он не должен быть из новообращенных. Нужно, чтобы и вне церкви у него была добрая слава. Будущего священника надо предварительно испытать, и, если ничего за ним не обнаружится, то пусть служит.

В идеале пастырь выбирается из общины, которая желает видеть в нем пастыря, наставника, друга и молитвенника.

Думаю, совершенно понятно, что священником может стать христианин, имеющий не только личную глубокую веру во Христа, но и знания об этой вере, а так же знания о церковной традиции и истории. Он должен разбираться в основных вероучительных вопросах, должен уметь отлить христианство от подмен и ошибок, должен разбираться в церковных правилах и законах.

Священником может быть только тот, для кого все вокруг — не подчиненные, не крепостные, не толпа, не средства наживы. Для священника христиане — братья и сестры во Христе, а иные люди – такие же создания Божии, любимые Создателем, как и он сам. Священник должен уметь доверять людям, иметь сострадание и милосердие. Пастырь, губящий людей, калечащий им жизни, обирающий их, не может продолжать священническое служение.

Священником может стать или безбрачный (не имевший жены и не сожительствовавший с женщиной) или семейный — муж одной и единственной жены. Семейное положение священника не может измениться. Православные христиане настаивают, что брак, семья — это не только часть земной жизни. Брак христиан имеет вечное измерение. По смерти супруги остаются супругами в своей любви друг к другу и к Богу. Именно пастыри призваны показать пример такого брака, хотя бы через единобрачие. Священник призван вести добрую семейную жизнь, быть любящим и заботливым мужем и отцом, что должно быть видно по его жене и детям.

Причины запрещения священников связаны, прежде всего, с нарушением указанных выше правил. Обычно, священноначалие узнает о недолжном поведении пастырей из жалоб прихожан. Понятно, что запрет в служении должен следовать в случае супружеской измены, участия в каком-то преступлении, взяточничестве, воровстве, проявление насилия, убийстве и т.д. Если священник потерял веру или проповедует ложное нехристианское учение (к примеру, он учит, что Господь Иисус Христос — не Бог, а лишь творение Божье), он не может оставаться священником. То же, если священник развелся или, будучи холостым, женился. Насколько я понимаю, наибольшее количество запретов священников происходит по «семейной» причине.

Нередко запрещения произносятся по писаным или неписанным дисциплинарным поводам, которые в общем можно обозначить, как непослушание священноначалию (епископу). Но, как правило, такие запрещения носят временный характер. Честно говоря, это отдельная, сложная и отнюдь не однозначная тема, касающаяся большей частью внутрицерковной среды. Определяющим в ней является указанный выше баланс ответственностей, прав и обязанностей. Если окажется, что все обязанности свалены на священника и он бесправен, то запрет может прозвучать по любому поводу и в любое время.

Шестерых священников из окружения схимонаха Сергия запретили в служении до решения церковного суда

Екатеринбургская епархия временно запретила проводить священнослужения шести клирикам Среднеуральского женского монастыря в Свердловской области, духовником которого является схимонах Сергий (Романов), ранее лишенный сана схиигумена

6 июля были запрещены в служении иерей Сергий Берестов, иеромонах Иоанн (Иванов), иеромонах Алексий (Истомин), иеромонах Герман (Лазарев), иеромонах Орест (Платонов) и иеромонах Павел (Тимофеев), сообщили URA.ru в епархии, Запрет будет действовать вплоть до выяснения степени их вины и ответственности, которую установит церковный суд

Екатеринбургская епархия временно запретила проводить священнослужения шести клирикам Среднеуральского женского монастыря в Свердловской области, духовником которого является схимонах Сергий (Романов), ранее лишенный сана схиигумена.

6 июля были запрещены в служении иерей Сергий Берестов, иеромонах Иоанн (Иванов), иеромонах Алексий (Истомин), иеромонах Герман (Лазарев), иеромонах Орест (Платонов) и иеромонах Павел (Тимофеев), сообщили URA.ru в епархии, Запрет будет действовать вплоть до выяснения степени их вины и ответственности, которую установит церковный суд.

«Клирики, которые сейчас временно запрещены в служении, были неоднократно предупреждены о возможных последствиях совершения совместных служений с схиигуменом Сергием, которому также было запрещено совершать священнослужения», — подчеркнули в епархии, напомнив, что все церковные таинства, совершенные духовником монастыря в период запрета, являются «недействительными и безблагодатными».

Как заявил в интервью 66.RU сектовед Александр Дворкин, если священники продолжат служить после запрета епархиальных властей, литургией это считаться уже не будет, а будет восприниматься как инсценировка. Кроме того, Дворкин допускает расформирование монастыря после завершения скандала.

Весной в интернете была опубликована видеозапись выступления схиигумена Сергия, где он назвал пандемию коронавируса мифом и призвал к неподчинению церковному руководству и властям. Среди прочего отец Сергий проклял тех, кто закрывает храмы во время пандемии, и предупредил о создании «электронного лагеря сатаны», в который якобы хотят поместить россиян. Отец Сергий говорил также, что граждан «беззаконно сажают на самоизоляцию», лишают «свободы и работы».

Затем появилась другая видеозапись выступления схиигумена, где он призывает открывать храмы и говорит об угрозе чипирования, которое для большинства якобы окажется смертельным. Впоследствии он также заявил, что патриарху Кириллу и двум митрополитам следует сложить полномочия, и посоветовал «писать во все церковные суды» для привлечения их к ответственности.

Еще в одном видео Сергий нелестно высказался в адрес Русской православной церкви: СМИ даже сообщили, что он назвал РПЦ главным врагом России. Последователи отца Сергия заявили, что его слова про врага России были вырваны из контекста, и уточнили, что Русская православная церковь, по мнению схиигумена, является главным врагом «для врагов нашей страны». «А уж кто нам враг, тут надо разбираться», — заявил один из сторонников Сергия.

В одном из роликов Сергий призвал не голосовать за поправки в Конституцию. По его словам, через эти поправки будет «узаконена рабовладельческая власть». Видео с последним призывом соратник монаха удалил из интернета по требованию Генпрокуратуры.

Центр по противодействию экстремизму ГУ МВД по Свердловской области усмотрел признаки административного правонарушения в действиях схиигумена. Ему вменили административное правонарушение по части 9 статьи 13.15 КоАП РФ (распространение в СМИ, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений). По этой статье священнику грозил штраф от 30 до 100 тыс. рублей.

7 июля Мировой судья в Верхнепышминском районе Свердловской области признала схимонаха виновным в распространении в интернете фейков под видом достоверной информации, оштрафовав его на 90 тысяч рублей.

Екатеринбургская епархия сначала запретила схиигумену проповедовать и выступать публично. За нарушение этого запрета его запретили в служении. 3 июля суд епархии признал его виновным в нарушении монашеских обетов и священнической присяги и лишил его сана.

Тем не менее опальный священник выпустил еще одно видео, в котором потребовал от президента России Владимира Путина сложить полномочия и передать их ему, пригрозив в ином случае начать «полномасштабную духовную войну». «В три дня я наведу порядок в России», — заявил Сергий, назвав президента и патриарха Московского и всея Руси Кирилла скрытыми врагами России. По его словам, они привели страну к открытому богоборчеству, закрытию храмов и человеконенавистничеству, в то время как Россией управляют «хабадники во главе с Берл Лазаром». В Московском патриархате заявление отца Сергия назвали неадекватным.

Причины ухода священников

Прежде всего, я бы вспомнил о Боге, ведь он Живой и Настоящий. Вполне возможно, что рукоположение (посвящение) в священники произошло вопреки воле Божьей и священник не смог понести своего служения и надломился. А может быть Бог, в случае понимания, что пастырь навредит себе или ближним, охладил его сердце и подтолкнул к уходу из священства, чтобы ведя жизнь обычную, но достойную христианина, бывший священник сберег и свою душу и здоровье и души и здоровье паствы. В этом контексте мне не понятно общее большей частью негативное отношение в церковной среде к ушедшим. По моему, если у бывшего священника в новом качестве сложилась жизнь и он обрел мир и здоровье – этому стоит только радоваться.

Если говорить о церковной жизни, то причины самостоятельного ухода лежат большей частью в уже упомянутом нарушении баланса ответственности. Хотя, бывают и случаи необузданной рьяности и ревности священника, которая как огонь за первые годы выжигает его душу, оставляя пустоту. На практике все это выражается в усталости, апатии, выгорании, депрессии, надрыве, потере веры, озлобленности и т.д. Все эти состояния знакомы священникам не меньше, чем каждому из нас. Бывает, что ни епископы, ни общины (приходы) даже не задумываются о том, что именно от них в равной степени зависит благополучие жизни священника и его семьи.

Понятно, что сам священник может совершить зло или грех, поддавшись на соблазны. Если его совесть жива, то она не будет давать покоя, что вполне возможно приведет к депрессии или нечувствию, или опустошенности и, в конечном итоге, к уходу. Кстати, схожее состояние бывает и если священник окажется максималистом и у него возникнет постоянное неутихающее чувство вины, разрушающее его психику, ведь он никогда не сможет в своей жизни воплотить высокий идеал. Пастыри порой вынуждены проповедовать очень высокие красивые книжные истины и примеры, совершенно не понимая, какое отношение все это имеет к их личной жизни и жизни прихожан.

Если священник рукоположен в молодом незрелом возрасте, или вскоре после осознанного начала христианской жизни или по уговору от начальства, то и последствия не заставят себя ждать. Тот, кто не созрел внутренне, не окреп, не стал самостоятельным и ответственным, быстро надорвется, устанет, потеряет смыл. Мировоззрение 45 летнего мужа порой в корне отличается от взглядов на жизнь 25-летнего юноши. Кризис среднего возраста – это большая проблема.

Порой надламывает одиночество. Трудно быть «богом». С прихожанами же надо держать дистанцию, они идут и идут со скорбями. А поддержки нет. Ни епископ, ни «братья священники» так и не становятся отцами, друзьями, старшими братьями, наставниками. Порой отношения очень казенные, иерархические, армейские. Редка сердечная благодарность, нет поощрений, внимания, заботы. Бывает, что непосредственный начальник священника (епископ или его административный помощник благочинный), как мне однажды довелось услышать, — это «звероподобный барин», воспринимающий священников, как крепостных. Такие отношения очень быстро доводят даже до потери веры. Трудно ли в таких обстоятельствах родиться той же депрессии, апатии, озлобленности, желанию все бросить?

Может быть и так, что начальство требует и выполнения планов по постройке (ремонту) храма и взносов в епархиальную казну или определённой занятости, а община, призванная поддержать священника и его семью, не сложилась, денег и достаточных условий для жизни нет. Вот и не остается другого выбора, как только уйти.

Отдельно скажу о семье священника. Об этом редко помнят, особенно епископы, но у священника есть семья и его должно хватать не только на паству, но и на жену и детей. Хватать и эмоционально и по времени. Немаловажно, что семье надо на что-то жить, более того, доход должен быть стабильный. Порой священник чрезмерно «благочестив», а я бы сказал нерадив, и семья для него незначима. Дома его нет, прихожане его дергают, границы семьи и личной жизни размыты. Бывает, что и епископ переводит с места на место раз в год. Шутка ли — менять все столь часто?

Понятно, что жены не выдерживают, уходят вместе с детьми. Конечно, тут есть ответственность священника. Он перед Богом отвечает и за семью и за своих детей, плохо, если он не пробовал выстроить или даже отстоять некий баланс. Но и об ответственности священноначалия забывать нельзя. Бывает, что иные пастыри уходят ради семьи, но таких мало. У большинства не выдерживает жена и оставшиеся без семьи священники порой женятся второй раз, жертвуя своим служением.

В ролях[ | ]

  • Робер Оссейн — отец Жан Расто
  • Клод Жад — Франсуаза Бернардо
  • Клод Пьеплу — отец Грегуар Ансели
  • Пьер Монди — Поль Лякусад
  • Луи Сенье — епископ
  • Жермэн Дельба — мать Жана
  • Жорж Одубер — отец Франсуазы
  • Люсьенн Легран — мадам Бернардо
  • Мишель Вотрин — кузина Франсуазы
  • Фабрис Мушель — малыш Франсуа
  • Ги Ди Риго — новаый мэр

По существу

Я бы сказал, что сегодня священство почти ни на чем не держится. Я не верю благочестивым и елейным разговорам о том, что достаточно веры в Бога. Недаром Господь наделил людей и свободой, и силой воли, и ответственностью. В былые времена были традиции, общность, некая общественная культура и даже государственная поддержка. После советского прошлого у священства нет никаких внешних подпорок. Более того, мы видим, что и внутрицерковные подпорки в виде общинности, заботы, поддержки, правильного распределения ответственностей, прав и обязанностей — пока не сложились. Священство держится на вере, любви и силе воли конкретного священника — и порой этого не достаточно.

О документальном фильме «Расстриги», рассказывающем о покинувших церковь священниках, читайте здесь >>

Юрий Белановский,
Руководитель добровольческого движения «Даниловцы»
Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: