Институт армейских священников в России пока далек от совершенства


Военные священники в боевых порядках

Торжеством всех торжеств называют Пасху верующие. Для них Воскресение Христово — главный праздник православного календаря. Шестой раз подряд в своей современной истории российская армия празднует Пасху, осененная военными священниками, появившимися в частях и соединениях после девяностолетнего перерыва.

У истоков традиции

Идея возродить в российской армии институт военных священников возникла у иерархов Русской православной церкви (РПЦ) ещё в середине девяностых годов. Большого развития она не получила, но светские руководители в целом положительно оценили инициативу РПЦ. Сказалось благожелательное отношение общества к церковным обрядам и то, что после ликвидации штата политработников воспитание личного состава лишилось внятного идеологического стержня. Посткоммунистическая элита так и не смогла сформулировать новую яркую национальную идею. Её поиск привел многих к давно знакомому религиозному восприятию жизни.

Инициатива РПЦ захлебнулась в основном потому, что не было в этой истории главного — собственно военных священников. Батюшка обычного прихода мало подходил на роль, например, духовника отчаянных десантников. Здесь должен быть человек их среды, уважаемый не только за мудрость религиозного таинства, но и доблесть военную в том числе, по крайней мере — за очевидную готовность к ратному подвигу.

Таким стал войсковой священник Киприан-Пересвет. Сам он сформулировал свою биографию так: сначала был воином, потом калекой, затем стал священником, потом — военным священником. Впрочем, отсчет своей жизни Киприан ведёт только с 1991-го, когда принял в Суздале монашеский постриг. Спустя три года его рукоположили в священники. Сибирские казаки, возрождая привычный Енисейский округ, избрали Киприана войсковым священником. История этого божьего подвижника заслуживает отдельного подробного рассказа. Он прошел обе чеченские войны, был в плену у Хаттаба, стоял у расстрельной черты, выжил после ранений. Это в Чечне солдаты Софринской бригады за мужество и ратное терпение нарекли Киприана Пересветом. Был у него и свой позывной «ЯК-15», чтобы знали бойцы: священник рядом с ними. Поддерживает их душой и молитвой. Соратники-чеченцы называли Киприана-Пересвета своим Братом, софринцы — Батей.

После войны, в июне 2005-го в Санкт-Петербурге Киприан примет Постриг в Великую Схиму, став старцем схиигуменом Исаакием, но в памяти российских солдат он останется первым военным священником нового времени.

А до него — большая и благодатная история российского воинского духовенства. Для меня и, наверное, для софринцев, она начинается с 1380-го года, когда преподобный Сергий, игумен земли русской и Чудотворец Радонежский, благословил князя Дмитрия на битву за освобождение Руси от татарского ига. Дал ему в помощь монахов своих — Родиона Ослябю и Александра Пересвета. Это Пересвет выйдет потом на поле Куликовом на единоборство с татарским богатырём Челубеем. С их смертельной схватки начнётся битва. Русское войско разобьёт орду Мамая. Эту победу люди свяжут с благословением преподобного Сергия. Павшего в единоборстве инока Пересвета причислят к лику святых. А мы день Куликовской битвы — 21 сентября (8 сентября по юлианскому календарю) назовём Днём воинской славы России.

Между двумя Пересветами шесть с лишком веков. Многое вместило это время — многотрудное служение Богу и Отечеству, пастырские подвиги, грандиозные битвы и великие потрясения.

По воинскому уставу

Как и всё в российской армии, ратное духовное служение свою организационную структуру впервые обрело в Воинском уставе Петра I от 1716-го года. Император-реформатор счёл необходимым иметь священника в каждом полку, на каждом корабле. Морское духовенство представляли преимущественно иеромонахи. Во главе их ставился обер-иеромонах флота. Духовенство сухопутных войск подчинялось полевому обер-священнику действующей армии, а в мирное время — архиерею епархии, на территории которой расквартирован полк.

К концу века Екатерина II во главе военного и морского духовенства поставила единого обер-священника армии и флота. Он был автономен от Синода, имел право прямого доклада императрице и право непосредственного сношения с епархиальными иерархами. Для военного духовенства установили регулярное жалованье. После двадцати лет службы священнику начислялась пенсия.

Структура получила по-военному законченный вид и логичную соподчиненность, но корректировалась еще в течение целого века. Так, в июне 1890 года император Александр III утвердил Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств. Учредил звание «протопресвитера военного и морского духовенства». К его ведению отнесли все церкви полков, крепостей, военных госпиталей и учебных заведений (кроме Сибири, в которой «из-за дальности расстояний» военное духовенство подчинялось епархиальным архиереям.)

Хозяйство получилось солидным. В ведомство протопресвитера военного и морского духовенства вошли 12 соборов, 3 домовые церкви, 806 полковых, 12 крепостных, 24 госпитальных, 10 тюремных, 6 портовых церквей, 34 церкви при разных учреждениях (всего — 407 церквей), 106 протоиереев, 337 священников, 2 протодиакона, 55 диаконов, 68 псаломщиков (всего — 569 духовных лиц). Управление протопресвитера издавало собственный журнал — «Вестник военного духовенства».

Высочайшим Положением определили служебные права военного духовенства и оклады содержания. Главного священника (протопресвитера) приравняли к генерал-лейтенанту, обер-священника Главного штаба, гвардейского или гренадерского корпуса — к генерал-майору, протоиерея — к полковнику, настоятеля военного собора или храма, а также дивизионного благочинного — к подполковнику. Полковой священник (равный капитану) получил практически полный капитанский рацион: жалованье в сумме 366 рублей в год, столько же столовых, предусматривались надбавки за выслугу лет, доходившие (за 20 лет службы) до половины установленного оклада. Равное военным жалование соблюдалось по всем духовным чинам.

Сухая статистика даёт лишь общее представление о священнослужении в российской армии. Жизнь вносит в эту картину свои яркие краски. Между двумя Пересветами были войны, тяжёлые битвы. Были и их Герои. Вот священник Василий Васильковский. Его подвиг опишет в приказе по русской армии №53 от 12-го марта 1813-го года главнокомандующий М.И.Кутузов: «19-го Егерского полка священник Васильковский в сражении при Малом Ярославце, находясь впереди стрелков со крестом, благоразумными наставлениями и личною храбростию поощрял нижних чинов сражаться без ужаса за Веру, Царя и Отечество, причем жестоко был ранен в голову пулею. В сражении же при Витебске оказал он таковую же храбрость, где и получил рану пулею в ногу. Начальничее засвидетельствование о столь отличных неустрашимых в сражениях поступках и ревностной службе Васильковского подносил я Государю Императору, и Его Величество высочайше указать соизволил наградить его орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-го класса».

Это был первый в истории случай награждения военного священника орденом Святого Георгия. Отцу Василию орден вручат 17-го марта 1813-го года. Осенью того же года (24-го ноября) он скончается в заграничном походе от полученных ран. Василию Васильковскому было только 35 лет.

Перепрыгнем через столетие в другую великую войну — Первую мировую. Вот что написал о том времени знаменитый русский военачальник, генерал А.А. Брусилов: «В тех жутких контратаках среди солдатских гимнастерок мелькали черные фигуры — полковые батюшки, подоткнув рясы, в грубых сапогах шли с воинами, ободряя робких простым евангельским словом и поведением… Они навсегда остались там, на полях Галиции, не разлучившись с паствой».

За героизм, проявленный в годы Первой мировой войны, около 2500 военных священников отметят государственными наградами, вручат 227 золотых наперсных крестов на Георгиевской ленте. Орденом Святого Георгия наградят 11 человек (четверых — посмертно).

Институт военного и морского духовенства в российской армии ликвидируют приказом Народного комиссариата по военным делам 16-го января 1918-го года. Из армии уволят 3700 священников. Многих потом репрессируют, как классово чуждых элементов…

Кресты на петлицах

Старания Церкви дали результат к концу нулевых. Инициированные священниками в 2008-2009 годах социологические опросы показали — число верующих в армии доходит до 70 процентов личного состава. Об этом проинформировали тогдашнего президента России Д.А.Медведева. С его поручения военному ведомству и начинается новое время духовного служения в российской армии. Это поручение президент подписал 21-го июля 2009 года. Он обязал министра обороны принять необходимые решения, направленные на введение в Вооруженных силах России института военного духовенства.

Выполняя поручение президента, военные не станут копировать структуры, существовавшие в царской армии. Начнут они с того, что в составе Главного управления Вооруженных Сил Российской Федерации по работе с личным составом создадут Управление по работе с верующими военнослужащими. В его штат введут 242 должности помощников командиров (начальников) по работе с верующими военнослужащими, замещаемые священнослужителями традиционных религиозных объединений России. Случится это в январе 2010-го.

За пять лет так и не удалось заполнить все предложенные вакансии. Религиозные организации даже с избытком представили Управлению минобороны своих кандидатов. Но планка требований военных оказалась высока. Для работы в войсках на штатной основе они приняли пока только 132 священнослужителя — 129 православных, два мусульманина и одного буддиста. (Замечу, кстати, в армии Российской империи тоже внимательно относились к верующим всех конфессий. Военнослужащих-католиков окромляли несколько сот капелланов. В национально-территориальных соединениях, таких, как «Дикая дивизия», служили муллы. Иудеям дозволяли посещать территориальные синагоги.)

Высокие требования к священнослужению, наверное, вызрели из лучших образцов духовного пастырства в российской армии. Может быть, даже из тех, что я вспомнил сегодня. По крайней мере, священников готовят к серьёзным испытаниям. Их рясы не будут больше демаскировать батюшек, как это случилось в боевых порядках незабываемого брусиловского прорыва. Министерство обороны совместно с Синодальным отделом Московского патриархата по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами разработало «Правила ношения формы одежды военным духовенством». Их утвердил Патриарх Кирилл.

Согласно правилам, военные священники «при организации работы с верующими военнослужащими в условиях ведения военных действий, в период чрезвычайного положения, ликвидации аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, на учениях, занятиях, боевых дежурствах (боевой службе)» будут носить не церковное облачение, а полевую воинскую форму. В отличие от формы военнослужащих она не предусматривает погон, нарукавных и нагрудных знаков соответствующего рода войск. Лишь петлицы украсят православные кресты темного цвета установленного образца. При совершении богослужения в полевых условиях священник поверх формы должен надевать епитрахиль, поручи и священнический крест.

Серьёзно обновляется и база духовной работы в войсках и на флоте. Сегодня только на подведомственных министерству обороны территориях действуют более 160 православных храмов и часовен. Строятся войсковые храмы в Североморске и Гаджиево (Северный флот), на авиационной базе в Канте (Киргизия), в других гарнизонах. Вновь стал воинским Храм Святого Архистратига Михаила в Севастополе, здание которого ранее использовалось как филиал музея Черноморского флота. Министр обороны С.К.Шойгу принял решение выделить во всех соединениях и на кораблях I ранга помещения для молитвенных комнат.

…У военного духовного служения пишется новая история. Какой она будет? Безусловно, достойной! К этому обязывают сложившиеся веками традиции, переплавившиеся в национальный характер, — героизм, стойкость и мужество российских солдат, старание, терпение и самоотвержение военных батюшек. А пока в войсковых храмах великий праздник Пасхи, и коллективное причастие воинов — как новый шаг в готовности служить Отечеству, Миру и Богу.

Древность: гадания и жертвоприношения

К представителям культов воины обращались, пожалуй, с момента зарождения человеческой цивилизации. Армии древнего Египта и Вавилона просили богов о победе. В эпоху античности в Римской империи к штабу каждого легиона приписывали несколько религиозных служителей. Они проводили ритуалы, совершали жертвоприношения. Перед каждым крупным событием, в том числе перед сражениями, жрецы спрашивали у богов, ждёт удача римскую армию или боги отвернулись от неё.

Ритуал в честь бога войны

Если знамения, ниспосланные свыше, признавали неблагоприятными, то сражение могли и перенести. Морально-психологический дух солдат, уверенных в победе, был важнее выгодных условий для боя. А вот друиды, представители культов старых противников Рима — галлов, отвергали насилие и не принимали участия в военных делах соплеменников.

Разумеется, священники оказались среди воинов с самого начала распространения веры в Христа. Большая часть солдат в армии первого христианского императора Константина были христианами. В битву за Рим против Максенция Константин повёл легионы, несшие на щите изображение креста. Прошло немного времени, империя пала. Настали Тёмные века. В Европе на окраинах процветало язычество, а в самых богатых и населённых странах одержало верх христианство.

Литература

  • Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству Православного исповедания Российской империи: Царствование государя императора Николая I
    , Пг., 1915, т. 1.
  • Положение об управлении церквами и духовенством воен. и мор. ведомств
    , СПб., 1890.
  • Приказы по военному ведомству
    , СПб., 1890, № 208.
  • Приказы Народного комиссариата по военным делам
    , Пг., 1918, № 39.
  • СВП. 1859 г.
    , СПб., 1859, ч. I, кн. I.
  • Невзоров Н., Исторический очерк управления духовенством военного ведомства в России
    , СПб., 1875.
  • Барсов Т. В., Об управлении русским военным духовенством
    , СПб., 1879.
  • Барсов Т. В., Новое положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств
    , СПб., 1893.
  • Боголюбов А., Очерк из истории управления военным и морским духовенством в биографиях главных священников его за время с 1800 по 1901 г.
    , СПб., 1901.
  • «Управление церквами и православным духовенством военного ведомства: Исторический очерк», Столетие военного министерства. 1802-1902
    , СПб., 1902, т. 13.
  • Ласкеев Ф., К 50-летнему юбилею священнослужения протопресвитера военного и морского духовенства А. А. Желобовского
    , СПб., 1909.
  • Цитович Г. А., Храмы армии и флота: Историко-статистическое описание
    , Пятигорск, 1913.
  • Смирнов А. В., История флотского духовенства
    , СПб., 1914
  • Шавельский Г. И., протопр., Воспоминания последнего протопресвитера армии и флота
    , Нью-Йорк, 1954 (репринт М., 1996), т. 1-2.
  • История флотского духовенства: Сборник статей
    , М., 1993.
  • Православие, армия и флот России: Сборник статей
    , СПб., 1996.
  • Байбаков А. В., Православное духовенство русской армии и флота: Вторая половина XIX — начало XX века
    , М., 1997.
  • Нечаева М. Ю., сост., Христианская периодика России конца XVIII-XX вв.: Каталог изданий
    , Екатеринбург, 2000.
  • Государственность России: Словарь-справочник
    , М., 2001. кн. 4, с. 291-292, 331.

Изобретая молитвы

Институт военного духовенства порождал и курьёзы. В европейских странах и США в ходе секуляризации общества в XIX веке военные священники, проходившие службу в специфической военной среде, часто перенимали привычки и обычаи окружавших их офицеров. Так что порой было не вполне понятно, может ли называться святым отцом вон тот джентльмен — который охотно пьёт и сквернословит.

От жрецов до пресвитеров: кто такие военные священники?

Пародию на такого капеллана вывел Я. Гашек в образе фельдкурата Отто Каца.

Его проповеди были необыкновенно увлекательны, остроумны и вносили оживление в гарнизонную скуку. Он так занятно трепал языком о бесконечном милосердии божьем, чтобы поддержать «падших духом» и нечестивых арестантов, так смачно ругался с кафедры, так самозабвенно распевал у алтаря свое — Изыдите, служба окончена. Богослужение он вел весьма оригинальным способом. Он изменял весь порядок святой мессы, а когда был здорово пьян, изобретал новые молитвы, новую обедню, свой собственный ритуал, — словом, такое, чего до сих пор никто не видывал.

Но подобные капелланы были скорее объектом военного фольклора, нежели героями реальной жизни. История же знает немало деяний и героических подвигов, которые совершили военные священники. Однако это уже совсем другой рассказ.

История

Знак Архиепархии капелланов ВМС США. Знак Департамента капелланов УГКЦ (Украина) 2011 год.
Происхождение термина «капеллан» связано с именем св. Мартина Турского. По легенде, в один из дней святой встретил нищего, и нищий стал умолять его, чтобы святой дал ему что-нибудь из своей одежды, дабы прикрыть лохмотья. Мартин разрезал свой плащ на две части и передал просившему одну. На следующую ночь епископу был сон, что в тот день Иисус Христос предстал перед ним в виде нищего. Вторая часть плаща св. Мартина Турского стала реликвией Меровингов и называлась «капа» (доныне капа — часть облачения католических священников). Короли франков брали капу в боевые походы, где она должна была сохранить их от опасности. Священник, отправляющийся вместе с войском, со временем стал называться капеллан, то есть «хранитель капы».

У католиков капеллан (позднелат. capellanus, clericus de capella) в Средние века (первое свидетельство термина относится к 781 году) — духовное лицо, относящееся к составленной из аристократов и церковных иерархов придворной капелле, позднее, вплоть до XVII века — «домашний» священник, совмещавший церковные обязанности (руководство «частным» богослужением) с обязанностями секретаря. При больших средневековых дворах со временем выделился верховный капеллан (archicapellanus, в должности епископа или аббата), в обязанности которого могли входить не только богослужение и управление делами патрона, но и его официальное представительство за границей (наподобие современных дипломатов). По мере расширения и статусного роста придворных капелл возникло разделение обязанностей; так, в позднем средневековье (первое свидетельство — в 30-х годах XIV века) руководство музыкальным сопровождением богослужения было отделено от капеллана и вверено «магистру капеллы» (magister capellae), капельмейстеру, административно подчинявшемуся (архи)капеллану. Отдельную должность занял (также подчинявшийся верховному капеллану) руководитель канцелярии, канцлер. Со временем придворная канцелярия, как и музыкальная придворная капелла, приобрели самостоятельный статус. В конце концов (примерно с XVIII века), должностные обязанности капеллана были сведены к богослужению. Согласно современному Каноническому праву (ККП 564) капеллан — «священник, которому поручено постоянное пастырское попечение о какой-либо общине или особой группе христиан, осуществляемое по нормам универсального и партикулярного права»[1].

Средневековье: благочестивые христианские воины

Христианские священники видели в средневековых армиях один из лучших объектов для проповеди. Тем более что после крещения варварских князей и королей их воины в глубине души всё равно оставались язычниками. Этого не следовало допускать. К тому же дружинники быстро превращались в графов, баронов и бояр — и, приобщившись к новой вере, могли нести её свет уже в собственные земли.

Священники продолжали сопровождать войско в походах и после распространения христианства по всем уголкам Европы. Герцог или князь, выступая на войну, брал с собой несколько клириков, которые и проводили церковные службы для солдат.

От жрецов до пресвитеров: кто такие военные священники?

Положение дел изменилось с началом эпохи Крестовых походов. Во-первых, войско теперь сопровождали официальные посланники папы римского. А во-вторых, появились духовно-рыцарские ордена, воины которых были монахами. Некоторые из них были рукоположены в священники и могли с полным правом исполнять все христианские обряды.

Примечания

  1. А.Маррей
    . Капеллан // Католическая энциклопедия. Т.2. — М., 2005. — стлб.779.
  2. 12Леонтьева Татьяна Геннадьевна.
    Православное духовенство в годы Первой Мировой войны // Россия и современный мир. — 2014. — № 2 (83). — С. 104—119. — ISSN 1726-5223.
  3. Священников ВДВ обучат применению десантируемого православного храма (неопр.)
    .
  4. Новости религий (англ.). www.ng.ru. Дата обращения: 22 декабря 2018.
  5. Why building Falcon Circle was ‘right thing to do’ > United States Air Force Academy > Display (неопр.)
    . web.archive.org (20 мая 2017). Дата обращения: 22 декабря 2018.
  6. National Native American Veterans Memorial (англ.). National Native American Veterans Memorial. Дата обращения: 22 декабря 2018.
  7. MCCAIN STATEMENT ON THE ESTABLISHMENT OF THE NATIONAL NATIVE AMERICAN VETERANS’ MEMORIAL — Speeches — United States Senator John McCain (неопр.)
    (недоступная ссылка). www.mccain.senate.gov. Дата обращения: 22 декабря 2021. Архивировано 23 декабря 2021 года.
  8. Banerjee, Neela
    . Use of Wiccan Symbol on Veterans’ Headstones Is Approved (англ.),
    The New York Times
    (24 April 2007). Дата обращения 22 декабря 2021.
Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: