Процветание обители. – Ее подвижники. – Ее влияние.


Процветание обители. – Ее подвижники. – Ее влияние.

IV. ПЕЧЕРСКИЕ ПОДВИЖНИКИ. НАЧАЛО КНИЖНОЙ СЛОВЕСНОСТИ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

(продолжение)

Святая обитель все более и более приобретала значения в глазах князей и народа. Летопись, например, говорит, что великий князь Святополк имел обыкновение, собираясь в поход или другое какое путешествие, приходить в Печерский монастырь, чтобы там помолиться у гроба св. Феодосия и взять благословение от игумена. После погрома, понесенного в 1096 году от половцев, обитель скоро оправилась, продолжая богатеть и украшаться дорогими постройками. Богатства ее росли вследствие щедрых вкладов от людей княжеского и боярского рода. Шимон Варяг, помогавший своим имуществом при сооружении Печерского храма, был и погребен в обители. Впоследствии сын этого Шимона Георгий, бывший тысяцким в Ростове, прислал, как говорят, пятьсот гривен серебра и пятьдесят золота, чтобы золотом и серебром оковать раку св. Феодосия. Знатные люди нередко изъявляли желание быть погребенными в этом святом месте или погребались здесь по усердию своих родственников. Так, в Печерском храме Успения близ Феодосия были погребены тела любимой им четы, боярина Яна Вышатича, достигшего девяностолетнего возраста, и его супруги Марии. Там же положен прах Глеба Всеславича, князя Минского, взятого в плен Владимиром Мономахом. Этот Глеб и супруга его, дочь несчастного Ярополка Изяславича (убитого Нерадцем), дали вкладу в Печерский монастырь до семисот гривен серебра и до ста гривен золота. Глеб умер в 1119 году. Супруга его жила вдовою около сорока лет, умерла на восемьдесят пятом году от роду и положена подле своего мужа. Она завещала обители пять сел с челядью и все свое движимое имущество, «даже до повойника», как замечает летопись. В этом случае она подражала не только мужу, но и отцу своему, который подарил Печерскому монастырю несколько собственных волостей. В Успенской церкви была погребена и сестра Мономаха Евпраксия, бывшая супруга императора Генриха II.

Таким образом Киев, это средоточие русской политической жизни, по естественному ходу истории сделался и средоточием русского православия, главным местом русских святынь. В самом Киеве красовались храмы Десятинный и Софийский с гробницами Владимира и Ярослава. В северном его пригороде, т.е. в Вышгороде, находились раки чисто русских святых Бориса и Глеба, а в южных окрестностях сияла Печерская обитель с могилами также чисто русских святых, Антония, Феодосия и многих других подвижников, погребенных в ее знаменитых пещерах. Мало-помалу с отдаленных концов Руси народ привык стекаться в Киев на поклонение его святыням.

Киево-Печерская лавра. Фото рубежа XIX-XX веков

Из тех печерских иноков, которые сделались предметом монастырских сказаний, впоследствии вошедших в сборник житий, или так называемый Патерик Печерский, особенно замечательны: Дамиян-целитель, Матвей-прозорливец, Исаакий-затворник, старец Иеремия, который помнил крещение Русской земли при Владимире, Агапит-врач безмездный, Марк-гробокопатель, Алимпий, первый русский иконописец, Никола Святоша и др. Они были современниками Феодосия или подвизались вскоре после него.

Много чудных легенд повествуется о печерских подвижниках, об их необыкновенном постничестве, терпении и особенно об их неутомимой борьбе с злыми духами, которые постоянно изощряются в разных способах, чтобы искушать подвижников и мешать их спасению. (По большей части это олицетворение страстей или побуждений человеческой плоти, легкомыслия, гордости и других слабостей.) Вот, например, Матвей-прозорливец стоит однажды в церкви, и видится ему, как бес в образе ляха несет в поле своей луды, или плаща, цветки, называемые лепками, и бросает их то на того, то на другого из братии, поющей заутреню. К кому цветок прилипнет, того начинает сильно клонить ко сну; немного постояв, он уходит в свою келию и засыпает; но к кому цветок не прилипнет, тот бодро выстаивает службу до конца. В другой раз, во время игуменства Великого Никона, он за утренней службой хотел взглянуть на игумена, и на месте его увидел беса, стоявшего в образе ослином; Матвей понял, что престарелый Никон еще не встал от сна. Или вот Исаакий-затворник, бывший прежде купцом в городе Торопце и раздавший все имение нищим, сидит в своей тесной пещере; до самой полуночи он пел псалмы и молился, и теперь, погасив светильник, присел, чтобы немного отдохнуть. Вдруг пещера его озарилась ослепительным светом; предстали два прекрасных юношей, и говорят: «Исаакий! мы ангелы, а се идет к тебе Христос; поклонись ему в землю». Затворник не спохватился осенить себя крестным знамением и поспешил совершить поклон. Вдруг бесы воскликнули: «Теперь ты уже наш, Исаакий!» Вся келия наполнилась бесами, которые принялись играть в сопели, бубны и гусли и заставили плясать затворника до истощения сил; так что, наругавшись над ним, оставили его еле живого. В течение нескольких лет лежал он, пораженный полным расслаблением и лишенный языка. Но впоследствии мало-помалу Исаакий оправился, наложил на себя юродство, подверг себя всякого рода лишениям и трудам; пока, наконец, удостоился загладить свой грех и победить беса. А вот и другой затворник, Никита, который подвизался во время игуменства Великого Никона. Он затворился в надежде получить от Бога дар чудотворения, и был, конечно, наказан за свое лжесмирение. Лукавый явился к нему в образе ангела, как будто посланного самим Богом. Никита с его помощью начал рассказывать о том, что делалось в отдаленных областях, и скоро прослыл за пророка. Особенно он поражал приходящих к нему своею начитанностью в книгах Ветхого Завета. Но странным показалось, что он никогда не хотел ни говорить, ни слышать об Евангелии и Апостоле. Отсюда игумен и другие старцы скоро догадались, в чем дело. Они пришли к затворнику и молитвами своими отогнали от него беса. Оказалось, что Никита не только не отличался ученостью, но никогда прежде не читал Св. Писания; так что старцы после с трудом научили его грамоте. С тех пор, оставив затворничество, он предался истинному смирению и благочестию.

Первый из русских князей, вступивших иноком в Печерскую обитель, был Николай Святоша, сын черниговского князя Давида, внук Святослава Ярославича. Подобно деду, он носил языческое имя Святослава, откуда и получил прозвание Святоши. В 1106 году он постригся и затем проходил разные послушания, прежде нежели поселился в келий: три года работал на братию в поварне и три года был монастырским привратником.

Печерская обитель имела великое влияние на русское монашество. По образцу ее стали распространяться в России и другие общежительные монастыри; подвижники ее сделались предметом подражания для иноков. О важном ее значении в истории Русской церкви свидетельствует и то обстоятельство, что уже с самых первых времен своего существования она преимущественно перед всеми другими монастырями начала снабжать русские области иерархами. Так, инок Ефрем, бывший домоправитель великого князя и приславший Феодосию из Царьграда список Студийского устава, впоследствии поставлен епископом южного Переяславля, и ознаменовал здесь архиерейство построением многих храмов, каменных городских стен и других зданий. Между прочим, он возвел на Переяславле какое-то банное строение; чего, по замечанию летописи, прежде не было на Руси. (По мнению Карамзина, более других вероятному, это был баптистериум, или крещальня, при соборном храме.) Далее, Стефан, преемник Феодосия на игуменстве, возведен на архиерейскую кафедру Владимира Волынского; упомянутый выше затворник Никита является впоследствии епископом Великого Новгорода; Исайя, печерский инок при Феодосии, потом прославился как епископ Ростовский, и др. Некоторые из печерских иноков не только известны как проповедники христианства в тех областях России, которые еще коснели в язычестве; но и запечатлели свои апостольские подвиги смертию мучеников. Таковы: св. Леонтий, предшественник Исайи на Ростовской кафедре, как говорят, погибший там от язычников, и св. Кукша, который крестил много народу в стране диких вятичей, но наконец принял от них смерть вместе со своим учеником Никоном.

Основатели и подвижники Печерского монастыря свидетельствуют о той силе характера, о том устое и многосторонних способностях, которыми природа одарила русский народ. Он одинаково является великим в своих представителях на поприще государственного и церковного быта. То глубокое религиозное чувство, которое в период языческий доводило русского человека до кровавых жертвоприношений идолам, теперь, очищенное светом новой религии, обратило его к подвигам самоистязания и смирения, но не тупого, робкого смирения, а сознательного и деятельного. Христианская Русь усваивает себе идеалы, принесенные Греческою церковью, и ревностно старается осуществить их в лице своих подвижников. Не уступая в аскетизме восточным образцам, они не разрывают всех связей с миром; а стараются влиять на улучшение его нравственности, на улучшение самых гражданских отношений, разумеется, сообразно со своими понятиями, со степенью своего собственного развития.

Икона приобретена в православном братстве «Щигры» в 2010 году. Надписание на иконе гласит: «Собор преподобных отец Печерских».

В центре иконы помещены преподобные Антоний и Феодосий – основатели Лавры. Они держат в руках свитки, на свитке прп. Антония написано: «Господи, да будет на месте сем благословение святыя Афонския горы», на свитке прп. Феодосия: «Господи, во имя Пресвятыя Твоея Матери вознагражден бысть дом сей». Тут же изображен святой равноапостольный князь Владимир, другие святые, имена которых прочно вошли не только в историю церкви, но государства Российского.

Освящена 31 декабря 2010 года на Божественной Литургии, которую совершили Преосвященнейший Лонгин, тогда Епископ Саратовский и Вольский и Преосвященнейший Ириней, тогда епископ Нежинский и Прилуцкий.

Святые, изображение которых имеет надписание на нимбе:

СЛЕВА:

Слева направо, верхний ряд:

сщмч. Кукша; прп. Никон, игумен Печерский; прп. Иоанн многострадальный; прп. Никола свт. кн. черн.; прп. Сильвестр; прп. Иулиания, кн. Ольшанская

Слева направо, средний ряд:

прп. Алипий иконописец; прп. Анастасий диакон; прп. Поликарп, архимандрит Печерский; прп. Ефрем, епископ Переясвлавский; прп. Варлаам, игумен Печерский; св. князь Борис;

Слева направо, нижний ряд:

прп. Симон, епископ Суждальский; прп. Нифонт, епископ Новгородский; прп. Меркурий, епископ Смоленский; св. Михаил, митр. Киевский; прп. Антоний Печерский;

СПРАВА:

Слева направо, верхний ряд:

св. Великая Варвара; прп. Агафон чудотворец; прп. Макарий диакон; прп. Григорий чудотворец; прп. Иларион схимник; прп. Сисой схимник;

Слева направо, средний ряд:

св. князь Глеб; св. княгиня Ольга; прп. Ахила диакон; прп. Мартирий диакон; прп. Панкратий священник; прп. Евфимий схимник; прп. Силуан схимник;

Слева направо, нижний ряд:

прп. Феодосий Печерский; прп. Феофил, епископ Новгородский; прп. Игнатий, архимандрит Печерский; прп. Феодор, кн. ост.; прп. Евфросиния, игумения Полоцкая;

В центре: св. равноапостольный князь Владимир

Дни памяти:

Празднование собора всех преподобных отцев Киево-Печерских: в Неделю 2-ю Великого поста; Собор преподобных отцев Киево-Печерских, в Ближних пещерах (преподобного Антония) почивающих: 28 сентября / 11 октября; Собор преподобных отцев Киево-Печерских, в Дальних пещерах (преподобного Феодосия) почивающих: 28 августа / 10 сентября

Тропарь Собору преподобных отцев Киево-Печерских, глас 4

Столп огнезрачный и светоносное солнце, возсиявшее на горе Печерской, великаго Антония со всем собором Богоносных отец приводим Тебе, Христе, в молитву, ихже ради молим, подаждь обители нашей благодать и душам нашим велию милость.

Ин тропарь Собору преподобных отцев Киево-Печерских, глас 2

Егда снидосте во гробы и самех себе заключисте, тогда страсти умертвивше плотския, спогребостеся Христу, Богоноснии, и диавольския в подземных разрушисте ограды. Сего ради Ангели венцы с Небес вам подают.

Кондак Собору преподобных отцев Киево-Печерских, глас 2

Лик постнический собрася умне, мысленныма зряще очима, приидите, людие, хвалами почтите, покланяющеся мощем их, любовныя принесите дары, тии бо суть к Богу ходатае и молитвенницы о душах наших.

Ин кондак Собору преподобных отцев Киево-Печерских, глас 8

Отцы всечестнии, личе Богокрасный, чудес многих источницы, миро источающии, сокровища краснобогатная Господня, земли сокровенная, не престайте, молим вы, о нас молитися ко Господу, да зовем вам: радуйтеся всему миру светильницы.

Канон собору Киево-Печерских святых, в Ближних пещерах почивающих

Пе́снь 1.

Ирмо́с:

Пе́снь возсле́м, лю́дие, чу́дному Бо́гу на́шему, свободи́вшему Изра́иля от рабо́ты, пе́снь побе́дную пою́ще и вопию́ще: пои́м Тебе́, Еди́ному Влады́це.

В па́мяти преподо́бных Твои́х, да́ждь, Христе́ мо́й, по́мощь свы́ше и научи́ мя́, умудря́я Святы́м Твои́м Паракли́том, да принесу́ пе́сненное хвале́ние Тебе́, Еди́ному Влады́це.

Собо́р богоно́сных оте́ц о Бо́зе собра́ся, лю́дие, прииди́те в поклоне́ние, несу́ще с собо́ю одушевле́нныя же́ртвы, се́ бо призыва́ют ны́, да принесе́м сла́ву Царю́ все́х, Еди́ному Влады́це.

И́хже изведе́ восто́к и Росси́йская страна́ и израсти́ Пече́рская гора́, а́ки богонасажде́нная древеса́, си́х плоды́ объе́млюще, лю́дие, стецы́теся почти́ти, и пе́снь принесе́м Влады́це.

Ра́й мы́сленный еси́, Пече́рская свята́я горо́, умно́жившая у́мная древеса́ — блаже́нныя отцы́, и́хже исчести́ по еди́ному не могу́ще, о все́х вку́пе хвалу́ и пе́снь прино́сим Еди́ному Влады́це.

Благоплодови́тое дре́во и ма́сличная ве́твь, от Афо́на принесе́нная на сию́ го́ру, вели́кий Анто́ний, его́же плода́ми увеселя́юще ду́ши на́ша, прино́сим пе́снь Тебе́, Христу́, все́х Влады́це.

Стефа́н, испо́лнь ве́ры и благоче́стия, соверши́тель Бо́гом основа́нныя Це́ркве, и Ни́кон, ико́нами украси́вый, я́ко вели́кая свети́ла просия́ша, и́хже чту́ще, прино́сим пе́снь Еди́ному Тебе́, Христу́, все́х Влады́це.

Тро́ичен:

Сла́ву Тебе́ принося́ще, Тро́ице Пресвята́я, привожду́ моли́твенника Варлаа́ма чу́днаго, презре́вшаго сла́ву ро́да боля́рска, его́же ра́ди сла́ву мою́ в ми́ре се́м в пе́рсть всели́, да та́мо обря́щу сла́ву о Тебе́, все́х Влады́це.

Богоро́дичен:

В пе́рвое благоро́дие Приве́дшая ро́д челове́ческий святы́м Рождество́м Твои́м, обезче́щена мя́ бесо́вскими ла́янии, приведи́ ко сла́ве у́мней, да вы́ну пою́ Ти́: ра́дуйся, сла́во правосла́вных, Чи́стая Ма́ти Де́во.

Пе́снь 3.

Ирмо́с:

Не́сть свя́т, я́ко Госпо́дь, и не́сть пра́веден, я́ко Бо́г на́ш, Его́же пое́т вся́ тва́рь: не́сть пра́веден, па́че Тебе́, Го́споди.

А́ще и не́сть красно́ пе́ние во устна́х мои́х, оба́че приношу́ ти́, Ефре́ме богоно́се, ты́ бо, оста́вив рабо́тати земно́му кня́зю, послужи́л еси́ Царю́ Небе́сному и прия́л еси́ мзду́ от руки́ Госпо́дни.

Иса́ию чту́, велегла́снаго в да́ре чуде́снем, и сего́ пою́, я́ко обдержа́щаго Росто́ва архиере́йство, моля́, да Вы́шняго Па́стыря па́стве прилучи́т мя́, заблу́ждшее овча́, и введе́т во огра́ду Его́ свои́ми моли́твами.

Пресви́тером красоту́ и целе́бником, Дамиа́на блаже́ннаго похваля́ю, любо́вию бо ко все́м горя́, еле́ем и моли́твою целя́ше, того́ врачевство́м и мене́ исцели́, Влады́ко Человеколю́бче.

Тя́, Иереми́е, хвала́ми почита́ти досто́йно, почте́нный бо свы́ше прозорли́вства да́ром, бы́л еси́ та́ин по открове́нию Бо́жию челове́ческих прови́дец, в забве́нии мя́ су́ща грехо́в неисче́тных воспомяни́, блаже́нне, и бу́деши наста́вник покая́нию моему́.

Матфе́е, ви́девый бесо́вския вхо́ды я́ве и исправля́яй даю́щия вину́ прило́гом стра́стным, я́ко ве́дый мы́сленныма очи́ма мое́ неисправле́ние, наста́ви, да велича́ю тя́ вы́ну, преподо́бне.

Па́стырю до́брый и свети́льниче Су́ждалю, Си́моне, ку́пно с Ники́тою затво́рником, я́ко люби́теле вели́кия Ла́вры и ревни́теле и́ноческому исправле́нию, па́дша мя́ испра́вите ва́шим, отцы́, наказа́нием.

Тро́ичен:

Сла́ву Твою́, Тро́ице Свята́я, в жи́зни се́й преподо́бнии в души́ свое́й сохрани́ша, те́м сподо́бишася от Тебе́ присносу́щныя сла́вы, ея́же и мы́ да не лиши́мся, собо́р и́х дне́сь Тебе́ в моли́тву представля́ем.

Богоро́дичен:

Сло́вом неизглаго́ланное весе́лие су́щи преподо́бных, ра́дости мя́ о́ных прича́стника сотвори́ и сла́вы святы́х не лиши́, я́ко вся́ Тебе́ о Бо́зе возмо́жна, и твори́ши, ели́ка хо́щеши, Мари́е Богоневе́сто.

Конда́к, гла́с 8:

Отцы́ всечестни́и, ли́че богокра́сный, чуде́с мно́гих исто́чницы, ми́ро источа́ющии, сокро́вища краснобога́тная Госпо́дня, в земли́ сокрове́нная, не преста́йте, мо́лим вы́, о на́с моли́тися ко Го́споду, да зове́м ва́м: ра́дуйтеся, всему́ ми́ру свети́льницы.

Седа́лен, гла́с 8:

Зве́зды мы́сленныя, озаря́ющия Росси́йскую зе́млю, богоно́сных оте́ц собо́р почита́ти дерза́ю, но, страстьми́ омраче́нную имы́й ду́шу, умо́м недоуме́ю; разжени́те тьму́ непостоя́нныя мы́сли, да че́стно воспою́ пе́снь ва́м, отцы́ преблаже́ннии.

Богоро́дичен:

Звезды́ незаходи́мыя Ма́ти и заре́ та́инственнаго Дне́, ра́дуйся, Тобо́ю бо узре́хом Све́т и Со́лнце и́стинныя Пра́вды, Ея́же луча́ми озаре́ни, вы́ну Тя́ пое́м, Отрокови́це Богоблаже́нная.

Пе́снь 4.

Ирмо́с:

Из горы́ приосене́нныя, Сло́ве, проро́к, еди́ныя Богоро́дицы, хотя́ща воплоти́тися, богови́дно усмотри́, и со стра́хом славосло́вяше си́лу Твою́.

Из горы́ по предуве́дению Бо́жию свети́ла яви́шася на земли́ богоно́снии отцы́ и просвети́ша Росси́йскую зе́млю све́тлостию жития́ своего́, е́же мы́ чту́ще, удивля́емся и славосло́вим, Христе́, си́лу Твою́.

Удивля́емся, я́ко, во пло́ти су́ще, вы́шше естества́ по́двиг прие́мше, А́нгелом уподо́бишася, ду́ши бо своя́ впери́вше в любо́вь Бо́жию, ничто́же в ми́ре па́че тоя́ предпочто́ша, от нея́же в немощне́й пло́ти прия́ша, Христе́, си́лу Твою́.

Стефа́н кре́пкий в посте́ бе́, и Анаста́сий дерзнове́ние име́ к Бо́гу, в проше́нии бо свое́м вся́ получа́ху, и́хже трудолю́бие чты́й, славосло́влю, Христе́ мо́й, си́лу Твою́.

Исаа́кий, прельще́нный тьмо́ю в све́те и све́том исправле́ния тьму́ прельсти́вый, я́ко и ны́не сы́нове тьмы́ и́мене его́ боя́тся; от такова́го искуше́ния изба́витися на́м, мо́лится преподо́бный Тво́й, Христе́, да славосло́вим при́сно си́лу Твою́.

Илии́ Му́ромскаго, непребори́маго во́ина, почита́ти по́двиги дерза́ю, в руце́ иму́щаго от ору́жия я́зву, в се́рдце же любы́ к Тебе́, Христе́, глубоча́йшую ему́ соде́ла ра́ну, и се́ю па́че венча́ется, славосло́вя си́лу Твою́.

Ни́конову во искуше́нии сла́вим кре́пость, я́ко претерпе́ мно́го от неве́рных, но мно́жае терпе́нием стяжа́ смире́ние и спасе́ние, его́же моли́твами и мы́ да спасе́мся, всемогу́щую, Христе́, славосло́вим си́лу Твою́.

Тро́ичен:

Во Еди́ном Существе́ Триипоста́сное прославля́ем Божество́, Отца́ и Сы́на и Ду́ха Пресвята́го, Еди́наго же Тя́ пое́м Бо́га, и покланя́ющеся в па́мяти преподо́бных оте́ц на́ших, славосло́вим си́лу Твою́.

Богоро́дичен:

В Тебе́ упова́ние имы́й, не устраша́юся бесо́вских нападе́ний, и о Тебе́ дерзнове́ние стяжа́в, сопротивля́юся страхова́нием сатани́нским, ве́дый, я́ко Ты́ еси́, Влады́чице, гро́м, устраша́яй враги́.

Пе́снь 5.

Ирмо́с:

Страсте́й мя́ мглы́, я́ко от глубо́кия но́щи, избавля́яй, у́треневати сподо́би ду́х мо́й, молю́ся, во све́те дне́ повеле́ний Твои́х, Христе́.

Страсте́й мглу́ всю́ и по́хоть вре́дну отло́жше, терпе́нием востеко́ша на предлежа́щий по́двиг преподо́бнии Твои́, Го́споди. Те́мже озари́шася от Тебе́ благода́тию, ходя́ще во све́те повеле́ний Твои́х, Спа́се.

Ти́та свяще́нника, попра́вшаго смире́нием гне́внаго бе́са, и Лавре́нтия затво́рника, дерзнове́ние иму́щаго на лука́выя ду́хи, сла́вим па́мять: си́и бо сохрани́ша за́поведи Твоя́ и сла́вятся во све́те Твое́м, Спа́се.

Сисо́я, просия́вшаго в посте́, восхвали́ти а́ще и дерза́ю, но по достоя́нию того́ ублажи́ти не могу́, к Тебе́ у́бо Еди́ному прибега́ю, Ты́ от Твои́х даро́в пода́ждь ми́ си́лу восхвали́ти уго́дника Твоего́, Спа́се.

Фео́фил, в чудесе́х изя́щный, пое́тся, то́й бо еще́ в жи́зни се́й мно́гия чудоде́йствием удивля́ше, ны́не же бо́льшее прие́м дарова́ние, ины́м посо́бствовати, я́ко сохрани́ повеле́ния Твоя́, Спа́се.

Васи́лия и Фео́дора со му́ченики почита́ем, я́ко, бе́сом оклевета́ни, от кня́зя муче́ние непови́нне прия́ша, о́в стрело́ю кончи́ну, о́в же огне́м и ды́мом; но единоку́пно в Ца́рствии Твое́м прославля́ются, Спа́се.

Про́хор хвали́мь е́сть в чудоде́йствии свое́м и труде́х, я́ко пти́ца бо пита́шеся зе́лием несе́янным, про́чим же от лободы́ хле́б све́тел и от пе́пела со́ль, претвори́в, подава́ше, его́же чудоде́йствию удивля́ющеся, славосло́вим Тя́, Спа́се.

Ду́хом води́мь, сы́н Вы́шняго нарече́ся Иоа́нн, просве́щся посто́м, сло́вом бо пита́шеся Бо́жиим па́че, не́жели пи́щею, те́м легко́, а́ки крила́т, протече́ жи́знь сию́, от Тебе́ прие́м си́лу Твою́, Спа́се.

Богоро́дичен:

Вся́ сла́ва Твоя́, Дщи́ Царе́ва, вну́трь, оде́яна и преукраше́на предстои́ши Тро́ическому Престо́лу, отню́дуже сия́ющи па́че со́лнца луча́ми бла́гости Твоея́, при́зри на ны́, да вы́ну пое́м, Ма́ти Де́во, си́лу Твою́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с:

Содержи́ма мя́ приими́, Человеколю́бче, грехи́ мно́гими и припа́дающа щедро́там Твои́м, я́ко проро́ка, Го́споди, и спаси́ мя́.

Одержи́мь е́смь любо́вию восхвали́ти ва́ш собо́р, отцы́ богоно́снии, вы́ бо хвали́ми есте́ от Бо́га и челове́к, я́ко в жи́зни се́й сла́ву ми́ра сего́ презре́сте, да испо́лните повеле́ния Христо́ва.

Ки́й язы́к изрече́т сла́ву ва́шу, о преподо́бнии, ю́же мно́гими труды́ стяжа́сте, благода́тию же наверши́сте? И сия́ зна́мения явля́ют чуде́сная ва́ша благотворе́ния и исцеле́ния, и́миже и на́с, немощны́х, не пре́зрите, да возмо́жем испо́лнити повеле́ния Христо́ва.

Ага́пите многочуде́сне, исцеле́ния дая́й неоску́дно, и Елла́дие преподо́бне, с други́м Авраа́мием, я́ко мно́гое иму́ще дерзнове́ние ко все́х Влады́це, не пре́зрите рабы́ ва́ша, но моли́теся, изба́витися на́м от вра́жиих наве́тов и всегда́ твори́ти во́лю Бо́жию.

Иоа́нне многолю́бне, и по сме́рти бра́ту подвиже́нием те́ла любо́вь показа́вый, и Фео́филе, славолю́бия оскверне́ние слеза́ми омы́вый, я́ко зде́ и та́мо неразлу́чни су́ще, ку́пно помоли́теся к Бо́гу, е́же бы и на́м возыме́ти к Нему́ любо́вь и́стинную и к бли́жнему на́шему нелицеме́рную.

Дамиа́не, исцеля́яй стра́сти теле́сныя моли́твою и еле́ем, с Са́ввою чудотво́рцем, не пре́зрите на́с, изнемо́гших душе́вными страстьми́, но от целе́бнаго да́ра моли́тв ва́ших уврачу́йте серде́чныя на́ша стру́пы, да прия́тны Бо́гу принесе́м моли́твы.

Некта́рие послушли́ве с Се́ргием, тебе́ единонра́вным, я́ко преда́вшии ду́ши своя́ под и́го послуша́ния Христо́ва, преклони́те моли́твою свое́ю на́ше непоко́рство под яре́м послушли́ваго Иису́са, во е́же усе́рдно испо́лнити на́м повеле́ния Его́.

Сла́ва Смоле́нскому гра́ду, Мерку́рий па́стырь, па́стырей Нача́льника своего́ о́вцы пасы́й до́бре, ду́хом же горя́ вы́ну неразлу́чну бы́ти от ли́ка преподо́бных Пече́рских, те́мже по сме́рти чудотво́рне приплы́ в кла́де и в пеще́ре святе́й почива́ет те́лом, душе́ю же ра́дуется с преподо́бными во сла́ве ве́чней.

Богоро́дичен:

К преподо́бных селе́нию от де́л восхо́да не имы́й, к Тебе́ прибега́ю, Влады́чице Богоро́дице, Ты́ бо еси́ две́рь Небе́сная и проро́ком ви́денная ле́ствица, по благода́ти у́бо Твое́й да́ждь восхожде́ние в се́рдце мое́м и отве́рзи ми́ две́ри ми́лости Твоея́.

Конда́к, гла́с 2:

Ли́к по́стнический, собра́вшийся у́мне, мы́сленныма зря́ще очи́ма, прииди́те, лю́дие, хвала́ми почти́м, и покланя́ющеся моще́м и́х, любо́вныя принесе́м да́ры, ти́и бо су́ть к Бо́гу хода́таи, и моли́твенницы о душа́х на́ших.

И́кос:

Восхвали́ти по еди́ному кто́ возмо́жет святы́я Твоя́, Бла́же? Изочту́ и́х, и па́че песка́ умно́жатся. Но Са́м, Влады́ко Христе́, исчита́яй мно́жество зве́зд и все́м имена́ нарица́яй, приими́ все́х и́х мольбы́ о на́с и яви́ щедро́ты Твоя́ на лю́дех Твои́х, ве́мы бо, я́ко мно́го и́мут дерзнове́ние к вели́честву Твоему́ и хода́тайствуют к Тебе́, я́ко при́сно моли́твенницы о душа́х на́ших.

Пе́снь 7.

Ирмо́с:

О́троки ороси́вый в пещи́ и Де́ву сохрани́вый ро́ждшую Тя́ по Рождестве́, благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

О́троческую пе́снь принести́ сопосо́бствуй ми́, ли́че богокра́сный оте́ц Пече́рских, да наставле́нием ва́шим со христолюби́выми людьми́ безстра́стно воспою́: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Пи́мене многоболе́зненне, и́же не то́чию с благодаре́нием проте́кл еси́ в боле́зни жи́знь сию́, но и ины́м подава́л еси́ моли́твою в боле́знех отра́ду, ты́, ны́не в неболе́зненнем сы́й поко́и, от боле́зни мя́ премени́, да пою́: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Зла́то чи́сто и сребро́, седмери́цею дарова́ний искуше́но, Евста́фие пра́ведне, пра́ведно де́латель бы́л еси́ и отсю́ду в де́лание доброде́телей у́мных преше́л еси́, и́миже ду́шу твою́ укра́сив, предста́вил еси́ чи́сту, а́ки зла́то, и пое́ши: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Времена́ и ле́та многочуде́сныя Це́ркве, жития́ и доброде́тели оте́ц первонача́льных писа́нием на́м изъяви́вый и дело́м и́х ревни́тель усе́рдный бы́вый, Не́сторе сла́вне, с ни́миже тя́ ны́не ублажа́юще, пое́м: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Евстра́тие, му́чеником добро́то, вторы́й Илия́ колесни́чник яви́лся еси́, но о́н а́ки на Не́бо взя́тся, ты́ же в са́мыя о́гненною колесни́цею вше́л еси́ Небе́сныя две́ри, гла́су призыва́ющу тя́ от велеле́пия сла́вы, иде́же гла́сом ра́дования пое́ши: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

В чудесе́х благодарови́тых сла́вимии, блаже́ннии отцы́, Елла́дие и Луко́ иконо́м, я́ко до́брии де́лателие за́поведей Влады́чних бы́вше, ны́не прия́сте возме́здие от пото́ка сла́дости, и ра́достно пое́те: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Тро́ичен:

Ду́х Пресвяты́й спослу́шествует ду́хови на́шему, отцы́ богоно́снии, я́ко есте́ ча́да Бо́жия и снасле́дницы Христо́ви, и Ему́же рабо́тасте, с Ни́м и прославля́етеся, пою́ще: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен:

Ду́х Святы́й на́йде на Тя́, и си́ла Вы́шняго, осени́вши, показа́ Тя́ Ма́терь Чи́стую и по Рождестве́, Е́юже изба́вльшеся от чужда́го рабо́ты, блажа́т Тя́ вси́ ро́ди, я́ко ублажи́ Тя́ благослове́нный Бо́г оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с:

На горе́ святе́й просла́вльшася, и в купине́ огне́м Присноде́вы Моисе́ови та́йну я́вльшаго, Го́спода по́йте и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Проя́вльшаго на горе́ святе́й Пече́рстей ва́с, свети́ла вели́кая, отцы́ богоно́снии, отню́дуже благода́тныя лучи́ простро́сте и всю́ Росси́йскую зе́млю чудесы́ просвети́сте, те́мже пое́м Го́спода и превозно́сим во ве́ки.

Не многобу́рное мо́ре, но пеще́ра свята́я явля́ет ва́ша мо́щи, а́ки би́серие драго́е, уго́дницы Бо́жии, и обогаща́ете чуде́с излия́нии все́х к ва́м с ве́рою приходя́щих и превознося́щих Го́спода хвала́ми во ве́ки.

Матфе́й, гряду́щих прови́дец, и Иоа́нн, во мно́гом страда́нии светле́йший па́че ины́х, с Моисе́ом, чистоты́ зерца́лом, а́ки ка́мение честно́е, в пеще́ре сокрове́нное, явля́ются чудесы́ все́м с ве́рою к ни́м приходя́щим и превознося́щим хвала́ми Го́спода во ве́ки.

Ефре́м евну́х, у́мная голуби́ца, ве́твь ма́сличную студи́йскаго уста́ва принесы́й во оби́тель святу́ю, и Аре́фа, украше́н ста́рческими нра́вы, с прозорли́вым Иереми́ем, сла́вими да бу́дут, и́же научи́ша все́х сла́вити Го́спода во ве́ки.

Ма́рко гробокопа́тель трудолю́бцем показа́ся зерца́ло, ка́ющимся наста́вник, ме́ртвым воскреси́тель, его́же сло́ва, а́ки гла́са льво́ва, со стра́хом послу́шаху, и ны́не стра́шен е́сть бесо́м, я́ко живе́т с Го́сподем во ве́ки.

Григо́рий не от Кесари́и, но от Пече́рския Ла́вры чудотво́рец показа́ся, моли́твою три́ дни́ и три́ но́щи та́тей неподви́жимых со овощми́ удержа́вый, потопле́нием же в воде́ жи́знь сконча́в, ны́не ра́дуется с Се́ргием преподо́бным на воде́ упокое́ния, пою́ще Го́спода во ве́ки.

Тро́ичен:

Сла́ва бу́ди Ера́зму, украси́вшему ико́нами це́рковь Пече́рскую, и Они́симу, по́льзы имени́ту, и́мже причисля́ется Матфе́й ди́вный, проро́ческое дарова́ние име́вый: в ни́хже трие́х Тро́ическое и́мя сла́вится во вся́ ве́ки.

Богоро́дичен:

Сла́вити Тя́ всегда́ кто́ не хо́щет, Чи́стая Де́во, чу́жд е́сть спасе́ния своего́: сла́ва бо Твоя́ все́м простре́ся во спасе́ние, сла́вящим Тя́, Мари́е Богоневе́сто.

Пе́снь 9.

Ирмо́с:

Проявле́нное на горе́ законополо́жнику во огни́ и купине́, Рождество́ Присноде́вы в на́ше, ве́рных, спасе́ние пе́сньми немо́лчными велича́ем.

В горе́ святе́й, в те́мней пеще́ре ку́щи своя́ водрузи́сте, отцы́ преблаже́ннии, Бо́жий ра́й сотвори́сте и огусти́сте доброде́тельми и чудесы́, а́ки благоплодови́тыми древесы́, от ни́хже приходя́щии ве́рно прие́млют исцеле́ния плоды́ и ва́с хвала́ми велича́ют.

Спиридо́н, незло́бия кри́н, и Никоди́м победоимени́тый, о́ба просфо́рницы святи́и, хле́бы чи́сты в да́р творя́ще Бо́гу, и себе́ во благово́нную же́ртву сотвори́ша, причисля́ется к си́м и Анато́лий, и́хже вси́ велича́ем.

Ангелому́дрый Али́пий с Григо́рием византи́йским, иску́снейшии иконопи́сцы, неиску́сная дела́ на́ша ва́пами благи́х дея́ний испра́вите, да светлообра́зно предста́вше Христу́, сла́вою ва́с велича́ем.

Пи́мен по́стник, благово́нный цве́т, и Ефре́м свяще́нник, си́и су́ть до́брая ма́слина, и́хже дарова́нием благода́ти умасти́вшеся, благодаря́т ве́рнии и славословле́нии вы́ну все́х Творца́ велича́ют.

Ону́фрий, молча́ния люби́тель, и Иса́ия, го́рлица пустыннолю́бная, с Сильве́стром блаже́нным, триплете́нная ве́рвь на бе́сы, от ни́хже нанесе́нныя стра́стныя прило́ги до конца́ удави́вше, и́мут дарова́ния и ины́м посо́бствовати, те́м вси́ и́х велича́ют.

Равноапо́стольный Влади́мир с богому́дрыми Рома́ном и Дави́дом, с ни́миже и Нико́ла Свято́ша, четвери́ца князе́й Росси́йских пое́тся, и на те́х, я́ко на колесни́це у́мней, Бо́г почи́л е́сть, те́м вси́ и́х велича́ют.

Тро́ичен:

Сла́ва му́ченицам, светоно́сная Варва́ра, и Евфроси́ния от По́лоцка, сия́ние де́вам, и Иулиани́я, издаю́щая немощны́м цельбу́ еле́й благода́ти; си́х ра́ди трие́х де́в, спаси́ все́х, Тро́ице Свята́я, и́же Тя́ с поклоне́нием велича́ют.

Богоро́дичен:

Ра́дуйся, сла́во святы́х, Пречи́стая Де́во; ра́дуйся, кораблю́ во многобу́рней жи́зни се́й хотя́щим спасти́ся; ра́дуйся, ка́меню, напои́вый жа́ждущия бла́г ве́чных. Сие́ ра́дуйся вси́ Тебе́ прино́сим и пе́сньми велича́ем.

Свети́лен:

Росси́йския земли́ иера́рхов пе́сньми пое́м: от ни́хже пе́рвейшаго Михаи́ла, Иларио́на, Петра́, Алекси́я и Ио́ну, Фо́тия и Киприа́на, Ефре́ма, Никола́я и Ники́ту, Мака́рия священному́ченика, Лео́нтия и Симео́на, и все́ па́стырское сосло́вие приво́дим в моли́тву, и́хже ра́ди, Христе́, спаси́ ду́ши на́ша.

Богоро́дичен:

А́гнца Непоро́чнаго и Вы́шняго Па́стыря и́стинная Ма́ти, овча́ е́смь святы́я Твое́й огра́ды, но пусты́ми дея́нии во смра́дная беззако́ния уклони́хся; наста́ви мя́, молю́ся, и спаси́ от волко́в мы́сленных ду́шу мою́.

Чудеса каждый день

Пасхальным утром монах Дионисий, следивший за монастырскими пещерами, вошел в одну из наиболее отдаленных. Здесь были погребены скончавшиеся насельники монастыря, от того и место то называли — Община.

— Отцы и братья, Христос воскрес! Сегодня Великий день, — громко произнес Дионисий.

— Воистину воскрес Христос! — неожиданно раздался дружный хор громовых голосов, шедший из могил.

Так кто же сказал, что монахи — все мрачные и угрюмые люди? Вот, даже и в смерти своей они умеют радоваться жизни. И таких примеров в древней книге, посвященной киевским монахам, — Киево-Печерском патерике — немало. Ведь жить в уединении и носить бедную одежду вовсе не означает обрекать себя на непрерывную скорбь…

Вот преподобный Прохор получил от братьев монастыря прозвище Лебедник, потому что не ел ничего, кроме лепешек из лебеды, которые готовил себе сам. Братья удивлялись: лебеду невозможно есть! Она горькая! Но отец Прохор сам собирал ее, сам толок в муку, сам готовил себе лепешки.

Как он страдает ради веры и поста, восхищались братья. Но через несколько лет начался голод, пшеничной муки стало не хватать на всех, и отец Прохор принялся угощать своими лепешками других. Тут-то и оказалось, что они… сладкие и очень даже вкусные! Как так? В чем секрет Несколько ушлых братьев незаметно взяли часть лепешек, считай, украли. Надеялись узнать получше их состав, но ничего у них не вышло. Краденые лепешки, как и положено лебеде, оказались горькими как полынь.

Чудо? А может, опять совпадение? Одно братья поняли — вся эта история не случайна. Покаялись перед отцом Прохором, он простил незадачливых воришек и угостил их этими же лепешками, которые они принесли ему обратно. И опять они вкусными показались, как никогда. Без горького привкуса плохого поступка.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: